Psychologi.net.ru

 


Будь в курсе!

загрузка...

 

Топ 10 самых популярных книг

Владимир Леви "Искусство быть собой "

Владимир Леви "Травматология любви"

Андрей Курпатов, Татьяна Девятова "Мифы большого города с доктором Курпатовым"

Курпатов А. "С неврозом по жизни."

Андрей Курпатов "Семейное счастье"

Андрей Ильичев "Главный рецепт женской неотразимости"

Гущина "Мужчина и методы его дрессировки"

Эрик Берн "Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных"

Игорь Вагин, Антонина Глущай "Основной инстинкт: психология интимных отношений"


 

 

Ф.Г. Зимбардо

Как побороть застенчивость

 

скачать книгу

В последнее время я занимался психологическими исследованиями, направленными на то, чтобы улучшить наше понимание интереснейшего аспекта человеческой природы — застенчивости.                     Я описал проведенный недавно эксперимент, в котором студенты играли роли охранников и заключенных в искусственно созданной тюремной обстановке. Хотя все эти люди были отобраны потому, что психологическое тестирование не выявило у них никаких отклонений, они вскоре начали вести себя странным, даже патологическим образом.
Псевдоохранники, сначала ощущавшие себя просто начальниками, стали грубо, даже по-садистски обращаться со своими «заключенными». Псевдозаключенные реагировали на эту демонстрацию власти эмоциональной подавленностью, чувством беспомощности и, в конце концов, безропотно подчинялись всем установленным правилам. Эксперимент, запланированный на две недели, пришлось прервать по истечении всего шести дней из-за сильных изменений, произошедших в студентах, переоценки ими моральных ценностей в этой якобы тюремной обстановке.
Отчего эти ребята, ставшие псевдонадзирателями и псевдоарестантами только потому, что так выпала монета, с такой легкостью подчинились уготованной им роли? Их никто этому не учил. Но из предыдущего опыта им было уже известно, что, значит, быть охранником или заключенным. Они уже сталкивались с грубой силой и несправедливостью дома, в школе, видели это по телевизору. Охранники контролируют происходящее, создавая или подчеркивая уже установленные правила — правила, ограничивающие обычно свободу действий. Эти правила точно определяют то, что вам, возможно, хочется, но не позволяется делать, и то, что вы должны делать, хотя вам совсем этого не хочется. Заключенные могут отвечать на эти принудительные правила либо бунтом, либо подчинением. Бунт же влечет за собой наказание, поэтому большинство заключенных подчиняются и делают то, что ожидают от них охранники.
 Обсуждая на лекции менталитет стража и узника, мы провели параллели между их взаимоотношениями и взаимоотношениями мужей и жен, родителей и детей, учителей и учеников, врачей и пациентов и так далее.
А вы можете себе представить, каким образом эти две ментальности могли бы ужиться в одной голове, как два этих разных образа мыслей могли бы принадлежать одному и тому же человеку? — спросил я. Самым очевидным примером такого совмещения был бы до крайности застенчивый человек.
Бывает, человек застенчив настолько, что и хочет сделать что-то, и знает, как это осуществить, но все равно не решается, — продолжал я. — Такой человек идет на танцы, и он умеет танцевать, но что-то внутри не дает ему пригласить кого-нибудь на танец или самому принять приглашение. Точно так же в классе среди учеников есть такие, кто знает ответ и хотел бы произвести на учителя хорошее впечатление, но что-то мешает им поднять руку, сдавливает горло. Они не предпринимают никаких действий, потому что подчиняются командам своего внутреннего надзирателя: «Ты будешь просто нелеп. Над тобой будут смеяться. Здесь не место делать это. Я не позволю тебе быть раскованным. Не поднимай руку, не суйся вперед, не танцуй, не пой, не раскрывайся. Ты в безопасности, только когда тебя не видят и не слышат». И внутренний заключенный решает отказаться от тревог свободной жизни и с кротостью покоряется.
После занятий ко мне подошли несколько студентов и попросили рассказать им больше об их «проблеме». Их проблема заключалась в том, что, будучи до болезненности стеснительными, они большую часть своей жизни старались избегать ситуаций, в которых они могли оказаться в центре
внимания. Мы удивились вместе необычности их реакций и тому, насколько распространена застенчивость среди молодежи. Я с сочувствием выслушал их, но моих знаний было недостаточно, чтобы объяснить причины и следствия застенчивости или предложить от нее какое-нибудь «лекарство». Следуя лучшим академическим традициям, я посоветовал студентам пойти в библиотеку и выяснить, что вообще известно о застенчивости.
Тем временем в группе стали циркулировать слухи, что я кое с кем обсуждал в неформальной обстановке вопросы, связанные с застенчивостью, и вскоре подобралась дюжина студентов, которые стали регулярно посещать семинар по психологии застенчивости. Конечно, поначалу он не был самым блестящим из моих семинаров. От двенадцати стеснительных и, в общем-то, чужих друг другу людей вряд ли стоит ожидать живой дискуссии, если только разговор не заходит о предмете, всецело занимающем их мысли, о предмете, в котором им нет равных — об их собственной застенчивости.
Исчерпав свой собственный опыт и перейдя к обзору «научной» информации, мы, к нашему общему удивлению, обнаружили, что по интересующему нас вопросу имелось не так уж и много исследований. Были кое-какие работы, рассматривавшие застенчивость как черту, присущую отдельным людям, или такие ее аспекты, как конфузливость, болезненную озабоченность производимым на других впечатлением, сценическую боязнь, трудности в общении и т. п., но систематических исследований, направленных на понимание динамики застенчивости, не было. Нам же нужны были работы о том, что она значит для самого стеснительного человека и людей, с которыми он сталкивается, и о том, как она влияет на общество в целом. Имея в виду именно такую цель, наш семинар подготовил вопросник, с помощью которого человек мог выяснить, застенчив он или нет. Другие вопросы касались мыслей, чувств, действий и физических ощущений, ассоциировавшихся с застенчивостью. Кроме того, мы попытались установить, какие люди и житейские ситуации заставляли опрашиваемых чувствовать себя не в своей тарелке. Этот первый вопросник мы опробовали на четырехстах, примерно, студентах, затем пересмотрели и исправили его содержание, в результате чего этот тест стал более эффективным.
К настоящему времени мы опросили около 5000 человек и собрали, таким образом, значительное количество информации. Вдобавок наша исследовательская группа провела несколько сотен обстоятельных собеседований и наблюдений, работая как с застенчивыми, так и с обычными людьми в различных условиях. С целью изучения специфических связей застенчивости с другими психическими реакциями мы предприняли ряд экспериментов в тщательно контролируемой лабораторной обстановке, а беседы с родителями и учителями зачастую помогали нам заполнить пробелы в своих знаниях особо трудных аспектов застенчивости.
Хотя большая часть нашей информации была получена у студентов американских университетов, мы постарались не упустить из виду людей, не связанных с колледжами, и тех, кто воспитывался и жил в иной культурной обстановке. Мы опрашивали матросов Военно-морского флота, бизнесменов, пациентов клиник похудания, членов враждующих между собой групп и учеников начальных, средних и старших классов школ. Зарубежные коллеги предоставили нам ценную информацию о том, как застенчивость проявляется в Японии, на Тайване, в Китайской Народной Республике, на Гавайских островах, в Мексике, Индии, Германии и Израиле.
Многие из опрошенных нами людей хотели узнать, как им преодолеть свою застенчивость. Чтобы разработать эффективную технику борьбы с ней, мы основали при Стэндфордском университете «Клинику для застенчивых», где опробуем различные упражнения, которые могут принести пользу людям. Работая в этой клинике, мы надеемся, что не только сможем помочь посетителям преодолеть свою застенчивость, но и сами узнаем больше о природе этой распространенной проблемы.
Хотя сейчас мы знаем гораздо больше по сравнению с тем временем, когда впервые задумались о причинах и последствиях застенчивости, многие вопросы все еще остаются без ответа. Программа наших изысканий во многих отношениях является поступательным исследованием разных сторон этого сложного и зачастую обескураживающего явления. Обычно исследователи ждут, пока в их распоряжении окажется больше информации, и уж только потом садятся писать такую книгу, как эта. Однако соображения этого порядка отступили под напором настойчивых просьб о помощи. Людям были нужны советы и сведения, и нужны они были сейчас. Эти просьбы поступали ко мне в виде писем, телефонных звонков и личных обращений людей, ежедневно страдающих от невыносимого бремени застенчивости. Надеюсь, прочтя эту книгу, они узнают нечто полезное для себя и найдут в ней практические приемы, которые помогут им подступиться к своей застенчивости.
Книга разделена на две части. В первой части упор делается на понимание того, чем, собственно, является застенчивость. Вы узнаете, что испытывает страдающий ею человек, о разных формах ее проявления, о необычных затруднениях, с которыми сталкиваются стеснительные люди, об истоках застенчивости и о том, как ее можно проанализировать. Мы рассмотрим роль семьи, школы и общества в формировании застенчивости у человека и увидим, как она препятствует установлению близких отношений между людьми и зачастую делает невозможной такую приятную вещь, как секс. Застенчивость, конечно, можно считать личной проблемой, но ее влияние ощущается в обществе повсюду. Поэтому в конце первой части рассказывается о том, каким образом застенчивость создает социальные проблемы, о ее неявной взаимосвязи с насилием, алкоголизмом, обезличенным сексом и вандализмом.
Во второй части внимание заостряется на практических вопросах преодоления трудностей, создаваемых застенчивостью. Здесь вы найдете рекомендации по поводу того, как изменить свое мнение о застенчивости и о самом себе. Часто застенчивость бывает вызвана не просто недостатком уверенности в себе самом или необоснованной боязнью некоторых житейских ситуаций; в гораздо большей степени она может вызываться отсутствием определенных социальных навыков или недостатком опыта в их применении. Чтобы помочь вам развить эти навыки, во второй части книги изложены простые тактические и стратегические приемы, пользуясь которыми, вы разовьете в себе способность к общению.
Но даже если бы существовало некое волшебное средство, способное излечить всех от застенчивости, то, что можно было бы сделать, чтобы оградить грядущие поколения от приходящих с нею тревог? Последняя глава книги поднимает самый дерзкий вопрос: о терапии, необходимой порождающему застенчивость обществу. Ретроспективной терапии, призванной помогать людям уже после того, как они познали все муки, здесь недостаточно. Мы в первую очередь должны сделать все возможное, чтобы перестроить наше общество, и тем самым предупредить эти муки.
Застенчивость — это коварная личная проблема, принимающая размеры настоящей эпидемии, и поэтому ее с полным основанием можно называть социальным заболеванием. Характерные для нашего общества тенденции указывают на то, что в ближайшие годы положение станет еще хуже, так как действующие в нем силы все больше и больше изолируют нас друг от друга, подстегивают в нас дух соперничества, и мы все сильнее чувствуем свое одиночество. Если мы будем продолжать сидеть, сложа руки, то многие из наших детей и внуков станут заложниками своей собственной застенчивости. Чтобы предотвратить это, нам нужно понять, что такое застенчивость, и тогда мы сможем создавать благодатную среду обитания, где люди смогут оставить построенные ими самими тюрьмы и вновь обрести утраченную свободу слова, действия и человеческого общения.
Гортон, должно быть, написал эти строки о застенчивом человеке: — Какая тюрьма темнее сердца человеческого? Какой тюремщик беспощаднее своего «я»?
Мы можем научиться тому, как превратить в рай преисподнюю крайней застенчивости. Это нелегко, но вполне возможно. Давайте посмотрим, как это сделать.

 

 

 

 

 

 


главная | карта сайта | контакты | © 2007-2015 psychologi.net.ru