Psychologi.net.ru

 


Будь в курсе!

загрузка...

 

Топ 10 самых популярных книг

Владимир Леви "Искусство быть собой "

Владимир Леви "Травматология любви"

Андрей Курпатов, Татьяна Девятова "Мифы большого города с доктором Курпатовым"

Курпатов А. "С неврозом по жизни."

Андрей Курпатов "Семейное счастье"

Андрей Ильичев "Главный рецепт женской неотразимости"

Гущина "Мужчина и методы его дрессировки"

Эрик Берн "Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных"

Игорь Вагин, Антонина Глущай "Основной инстинкт: психология интимных отношений"


 

 

Владимир Леви

Травматология любви

 

Сколько стоит Главная Тайна?


рассказ, составленный из вопросов
подстрочный перевод с детского

Здравствуйте, меня зовут Родион, мне десять лет. Хочу спросить у вас, что такое любовь, что такое правда и тайна и как мне быть.
Когда мне было пять лет, я спросил у мамы, откуда я взялся. Она ответила: «Я купила тебя в роддоме».
я спросил: «А что такое роддом? Такой магазин?» — «Да, — ответила мама, — это такой магазин». — «Где покупают детей, да?.. А сколько ты за меня заплатила?» — спросил я. «Очень дорого, сто рублей». «Значит, я стою сто рублей!» — обрадовался я. «Теперь ты стоишь еще дороже». — «сколько? Тысячу, да?» — «Да». — «А почему?» — «Потому что ты вырос». «А ты сколько стоишь?» — «Не знаю, — сказала мама. — Не помню, спроси у бабушки». — «Она тебя тоже в роддоме купила?» — «Да».
Я решил спросить обязательно, было очень интересно узнать, сколько стоит моя мама, но бабушка была в деревне. Поэтому я на другой день спросил у папы, сколько рублей он стоит.
Папа рассердился: «Что ты болтаешь. Человек не стоит нисколько. Это только рабов покупали за деньги». — «Значит, я раб», — сказал я. «Поче¬му?» — удивился папа. «Потому что меня купили за сто рублей. А теперь могут продать за тысячу». — «что за глупости? кто тебе сказал такую ерунду?» — «Мама». — «мама?.. А-а. Понятно».
Потом однажды мы пошли с папой в «детский мир» покупать машинку. Там было много красивых машинок, и папа объяснял мне, что их привозят сюда с фабрик, их там делают и затрачивают на это много материалов, потому они и стоят так дорого.
Я спросил: «На меня тоже затратили много материалов?» — «На тебя? да, — сказал папа. — /Иного». — «А-а. — сказал я, — понятно». — «Что по¬нятно?» — встревожился папа. «Понятно», — сказал я, но сам не понимал, что понятно. Вспомнил, как папа сказал, что мама сказала мне ерунду нас¬чет этих рублей. И спросил: «А на какой фабрике меня сделали?»
Папа долго думал. Потом сказал: «на картонной. То есть... на космичес¬кой». — «В космосе, да?» — «Ага». — «Значит, меня привезли из космоса?» — «Аа». — «А тебя?» — «И меня». — «И всех людей оттуда привозят?» — «да. Но сначала они попадают в животики». — «В какие животики?» Тут папа вдруг покраснел и рассердился: «Хватит! Пристал опять! Со слоимы дурац¬кими вопросами!.. Вырастешь, узнаешь. Смотри, какая машинка».
Летом меня отправили в деревню к бабушке. И я, конечно, сразу же спро¬сил у нее: «Бабушка, а за сколько рублей ты купила маму?»


Бабушка засмеялась: «Ни за сколько, Роденька. Я ее е капусте нашла. Бесплатно». — «А мама сказала, что ты ее купила в роддоме». — «Правильно, Роденька. Это я ее уж потом в роддом снесла и купила. Оформила за руб двадцать. А сначала в огороде, в капусте». — «Только руб двадцать? Так дешево?..» — «Да, Роденька, раньше все дешевше было, не то что теперь. Все нынче подорожало». — «А откуда она в капусту попала? Из животика, да?» — «Да ты что, господь с тобой. Это кто ж тебя научил? Стыд-то какой. В капусту, Роденька, деточек аист носит». — «С космической фабрики?» — «Какой такой фабрики?.. Научают детей черт знает чему, прости господи. От Бога, миленький мой, от Бога». — «Бабушка, Бога на земле нет, я уже знаю, мне в детском саду старший мальчик сказал. Бог был на земле раньше, а теперь он только в космосе. И аистов тоже нет. Люди делаются на космических фабриках, из фабрик попадают в животики, из животиков в капусту, а из капусты в роддом».
Бабушка начала креститься и почему-то заплакала. И я тоже захотел плакать. Обидно мне стало, что мама у меня такая дешевая.
Потом, когда я пошел в школу, я спросил во дворе у Витьки Штыря, командира нашей крепости (ему было уже одиннадцать), за сколько его купили. Витька посмотрел на меня, прищурился и сказал: «Ща по хлебалу. Ты откуда взялся? Из Фэ-эС-Бэ?» — «Не, — ответил я, — я из роддома. Меня там купили. А сделали на фабрике, в космосе».
«Ха-ха-ха.. Во дает. Ты че, глупый? Взрослых слушает, сказочки завиральные. Не знаешь, как детей делают?» — «Как?» — «вот так: тюк — и готово. Чем ссут, понял?» — «Вот так?..» — «Ну. А ты как думал». — «Бесплатно?» — «Ха-ха-ха1 За это даже деньги дают. Во дурак, а». — «Врешь ты все!» — «Ха-ха, во дурак-то! Чик-чирик! Понял как?» — «Сам дурак! Врешь!» — «На что спорим? Тебя когда спать загоняют? Не поспи час. ну два. Знаешь, как можно? Заварки чайной наглотайся, они у тебя в другой комнате, да? А ты ухо к стенке... Ревешь?..»
Я заплакал. Я понял, что я глупый. Понял, что взрослые врут, врут и врут и что все это очень скучно.
Как раз в этот день папа учил меня, что врать нельзя никогда, потому что любое вранье обязательно разоблачается.
Штырь мне потом еще много чего порассказал. В общем, все оказалось так просто, что я даже расстраиваться перестал. Но почему-то все равно не хотелось верить, что все получаются из чик-чирик, из того, чем...
Когда мне исполнилось девять лет, я пошел в кружок юных натуралистов. Я очень люблю животных, особенно хомячков. И птиц тоже люблю, и рыб, и лягушек. Там, в кружке, я увидел, как звери и птицы рождают детенышей, как выкармливают. Я узнал, что все живые существа происходят друг от дружки, от самцов и самок. Это называется «спаривание».

Наш руководитель Виталий Андреевич, биолог, рассказал нам, что это великая тайна, самая главная тайна жизни. И у человека это главная тай¬на. Но у человека это называется не «спаривание», а «любовь».
Я спросил: «Виталий Андреевич, у нас в классе уже четыре любви. Это очень плохо?» — «Ну почему же. Это не плохо». — «А как же, ведь теперь они должны рождать детей». — «Почему, вовсе не должны». — «Ну как же, они ведь живые существа». — «Человек живое существо не такое, как остальные. Человеку любовь нужна, не только, чтобы рождать детей. У человека много разных видов любви. Вот ты, например, любишь маму и па¬пу, правда?» — «Да, — сказал я, — конечно». И тут же почувствовал, что соврал. Или сказал неправильную правду, подделанную...
Я уже не знал, люблю я их или нет. после того как понял, что они меня обманывают, я перестал им верить. А как любить, если не веришь? Любовь к родителям — это тоже главная тайна или нет? почему одним словом называют великую тайну жизни и всякую гадость?..

бумеранг неправды

«Я не хочу быть человеком. Хочу быть наоборот», — сказал мне один шестилетний пациент. «А почему?» — «Потому что человек де­лается неправильно». — «Что неправильно?»
Мальчик посмотрел на меня иронически и дикторским голосом произнес два непечатных слова.
Семилетняя допытывается: «Ну а все-таки, ну расскажи, как это получилось? А где я была раньше, в папе или в тебе?.. А как папина клеточка прибежала к тебе?.. Ты подсказывала? А если бы заблуди­лась?..» Через три года: «Я все доузнала сама, от подружек. Ты не хо­тела говорить со мной как с большой».
Тринадцатилетняя: «Хочу стать врачом по генам, чтобы переде­лать людей. Чтобы у человека не было некрасиво, чтобы было как у цветов». Пятнадцатилетняя (о взрослых): «Они смотрят на нас грязными глазами».
Боре М. было уже двенадцать, когда он с исчерпывающими под­робностями узнал, как получаются дети Ну и запоздание!.. Родите­лей боготворил, вместе строили парусник... И вдруг этот Санька прицепился с вопросами. И выяснилось, что он ничего не знает. И тогда Санька все рассказал, и как рассказал...
Две недели не сомкнул глаз. Наконец однажды ночью не выдер­жал, бросился с ревом на родителей, занимавшихся ЭТИМ, потом попытался выпрыгнуть из окна...
Ожог. Заболел психически.

«Хотели уберечь... Сохранить чистое отношение... В четыре го­дика рассказали, что из цветочка вырос. Что в лесу бывают цветоч­ки красивые, из которых вырастают человечки. Больше не спраши­вал. Думали, будет проходить биологию, сам поймет, — объясняла мать. — А теперь не может нам простить...»

  1. Бедные мы, глупые взрослые, как же умудряемся забывать собственный опыт...
  2. Наверное, потому, что он был мучительным... Неуклюжей ложью якобы защищая детскую чистоту, на самом деле защищаем только свою трусость и недалекость. А ребенка во всей беспомощ­ности бросаем на растерзание лжи — самой лживой, имеющей вид правды, — дикорастущей пошлости...
  3. Но ведь взрослые врут детям и по многим другим поводам. Все-таки почему именно эта ложь оказывает такое разрушитель­ное влияние?
  4. Потому что бьет по святая святых. Детским обобщающим соз­нанием гремучая смесь влечения, грязи, стыда, мечты и запрета пе­реносится потом на все то, что связано со взаимоотношениями по­лов. Бумеранг боли и неправды всегда возвращается.
  5. Может, не только трусость и недалекость движет взрослы­ми, скрывающими правду об ЭТОМ?

Может, всю правду говорить все же нельзя?

  1. Сразу нельзя. И совсем впрямую, грубо нельзя. И туманно нельзя. И слишком рано. И слишком поздно.
  2. ?..
  3. Да, узенькая дорожка, справа и слева — обрыв.

Только внимательное, проникновенное соотнесение с миром ре­бенка и его способами воспринимать этот мир позволят пройти по этой тропинке вместе.
А как быть взрослому человеку, уже понявшему, что где-то там, в детстве гниет узелочек нитки, тянущейся к неудачам в любви и жизни?.. Как протянуть себе — обиженному, испуганно­му, разочарованному —руку поддержки?..
— Почаще вспоминать образами и чувствами свое детство, приль­
нуть к нему. Помогает и наблюдение за своим ребенком и другими
детьми, и детские игры, в которые можно играть и взрослым.
Вживаясь заново в детский мир, начинаешь чувствовать, что вполне в твоих силах ловить бумеранги лжи взрослыми зрячими ру­ками, не давать им долетать до малыша, который живет и в тебе. Можно тихо, любовно сказать себе то, что вы сказали бы своему ре­бенку на месте не только любящих, но и понимающих родителей...

Вглядевшись в любого детеныша, можно увидеть, как он и сам удивительным образом защищает свою душу от преждевременной «информации».
Есть, есть у каждого ребенка глубочайший инстинкт нравственно­го самосохранения!.. Это именно он делает невозможным даже и для взрослого представить тайну собственного рождения как прос­той плотский акт, хотя все вроде понятно.
Душа ищет не понятности, а посвященности. .
На Западе секс-просвещение начинают чуть не с пеленок — зо­
ны, позиции, контрацептивы...

Одной нашей психологине, посетившей голландскую школу, старшеклассники сказали, что завидуют российским ребятам, ко­торые знают о сексе меньше, зато о любви больше.
— Неведение до поры до времени необходимо.
Перед броском друг к другу две половины человечест-Д^5/    ва должны накопить силу взаимного притяжения, а для этого временно размежеваться.
Невзирая ни на что, Природа делает свое: девочки дружат преимущественно с девочками, мальчики с мальчиками. Стихийные стай­ки, как правило, однополы. Влечение с вопросительным знаком — вот отношение полов друг к другу до созревания,
Хочешь не хочешь, а в каждом классе и в каждом дворе образуется при одном явном еще и по два тайных мирка, отделенных друг от друга незримыми, а часто и вполне видимыми перегородками.
Вон к той крепости за пустырем, сделанной из обгорелых ящиков и железяк, ни одна из окрестных красавиц и близко не подойдет, зато вот на эту скамеечку, что поближе к дому, ни один уважающий себя мальчишка не сядет.
При всех успехах мирного сосуществования в мирах этих возникают свои устремления, свои жаргоны и микрокультуры.
Каждый ребенок неосознанно, но неотступно решает одну из важнейших стратегических задач целой жизни — отождествление со своим полом.
От этого будет зависеть и отношение к противоположному, и отношение к родителям, и будущим собственным детям, и выбор профессии...

Мир задуман для Красоты


набросок для беседы с ребенком
Вспоминаю... Сначала только любопытство, еще непонятно к чему. Хотелось только узнать, выяснить... Но почему-то уже было страшно, какое-то волнение... Как будто спало внутри неведомое существо и стало потихоньку просыпаться...
Первый опыт: несвоевременно, неуместно, не так, как представлялось... Тревога: не так, как полагается, ненормально!.. Теперь-то я знаю, что тревога эта обычна, что бывает она у всех, во всяком случае у каждого, в ком растет не только животное. В тебе просыпается зов следующих поколений, быть может, более совершенных, чем ты, — как не бояться?.. Это была тревога за Тебя!
Но тогда эта причина, самая сокровенная, не сознавалась. Крутились неотвязно только глупости: «А что, если узнают? А как теперь я выг¬ляжу, какое произвожу впечатление? Что сказать, что делать, ес-ли...»А у тебя как? - хотелось спросить кого-нибудь. И у тебя тоже?..
Никто не объяснил, что эти желания чисты и святы, потому что это главное влечение жизни — жить, продолжаться, — влечение, без ко¬торого не было бы ни тебя, ни меня, никого. Если бы знать, что врачи считают ненормальным как раз отсутствие влечения и что это тоже не так! Если бы объяснили, что у каждого своя жизненная стезя, своя мудрость, своя норма, своя красота!..
Что мир задуман для Красоты, и ты тоже...



 

<<<<< содержание >>>>>

 

 


главная | карта сайта | контакты | © 2007-2015 psychologi.net.ru