Psychologi.net.ru

 


Будь в курсе!

загрузка...

 

Топ 10 самых популярных книг

Владимир Леви "Искусство быть собой "

Владимир Леви "Травматология любви"

Андрей Курпатов, Татьяна Девятова "Мифы большого города с доктором Курпатовым"

Курпатов А. "С неврозом по жизни."

Андрей Курпатов "Семейное счастье"

Андрей Ильичев "Главный рецепт женской неотразимости"

Гущина "Мужчина и методы его дрессировки"

Эрик Берн "Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных"

Игорь Вагин, Антонина Глущай "Основной инстинкт: психология интимных отношений"


 

 

Работа и жизнь

 

— Последний вопрос — о месте работы в ряду других значимых для человека вещей. Каково гармо­ничное соотношение в жизни человека работы и не­работы?

Считается, что наша жизнь делится на три рав­ные части: треть жизни занимает сон, треть работа, и треть все остальное: семья, дети, лю­бовь, друзья, хобби... Вот об этой последней трети, неработе, о личном пространстве, о близких взаимоотношениях Андрей пишет и говорит гораздо больше. Интересно, это отражает реальные или желаемые приоритеты? И еще: какое место занима­ет работа в этом комплексном «успехе в жизни»?

— Нельзя сказать, что работа должна занимать главное место в жизни человека. Но по факту это именно так, нужно отдавать себе в этом отчет. Что бы с тобой ни происходило — есть у тебя родители или они уже умерли, женат ты или развелся, обзавелся ты детьми или нет, есть ли друзья или не водится таковых, — ты в любом случае будешь хотеть есть, а значит, придется работать.
Работа — вещь обязательная и неизбежная. Этим я не хочу сказать, что она важнее дружбы, любви и за­боты о ближнем. Но нужно понимать: в твоей жизни может происходить все, что угодно, а работать ты будешь несмотря ни на что. За исключением, конечно, случаев утраты трудоспособности — по болезни или по старости, — и все. Ну или кто-то должен тебя кормить, если найдутся желающие. Но и это, посмотрим правде в глаза, задаром тоже не бывает. Какую-то плату с вас все равно потребуют. Если женщина не работает, то она трудится по дому, воспитывает детей, если мужчина не работает, то, например, секс-услугами рас­плачивается, альфонсом трудится. В общем, какая-то есть в этом своя логика.
Дальше вопрос—насколько это важно для качества жизни? Ответ однозначный — важно. Если человек не работает — он рано или поздно сходит с ума. Это действительно так, человек должен работать, у нас должна быть занятость. Возьмем в качестве примера жену богатого бизнесмена, которой не нужно работать и не нужно ничего делать по дому. Она все равно находит себе работу: занимается декорированием квартиры, производит некие телодвижения, чтобы выглядеть соответственно своему статусу, ищет себе деятельность в виде каких-то курсов, танцев, какого-нибудь особенного фитнеса, похудания. Это такая очень странная ра­бота, но тоже работа. И чем она более нормированная, жестко организованная, чем она, прямо скажем, более вынужденная, тем, как ни странно, лучше. В нас есть сила, энергия, и если это добро не растрачивать на работу, то мирный атом превратится в военный. Это будут скандалы в семье, вечная неудовлетворенность собой и окружающими, будет огромный внутренний дискомфорт, чувство потерянности, ненужности и так далее. В этом смысле работа является биологически необходимой.
И если уж нам не избежать работы, то нужно правильно отстроить с ней отношения. Какие тут могут быть варианты? Первый: да, работа — это неизбежность, я не очень этим доволен, но и не собираюсь сильно из-за этого напрягаться, а на многое и не рассчитываю. Тут работа, там — свободное от работы время: рыбалка, пивасик, то-другое, пятое-десятое, дети, хо­зяйство. Надо понимать, что у тебя всегда есть такая возможность — минимизировать трудозатраты, сокра­тив при этом уровень своих притязаний. Пожалуйста...
Но есть и второй вариант. Тут мы рассуждаем примерно следующим образом. Работа неизбежна, то есть ты понимаешь, что работать, хочешь или не хочешь, все равно придется. Но коли так, то ты решаешь, что лучше уж чтобы работа тебе нравилась, чтобы она тебя по-настоящему увлекала, чем отбывать восьмичасовую повинность пять раз в неделю. И в этом случае работа становится не только средством заработка, но и способом самореализации.
Можно, конечно, самореализовываться и в свободное от работы время — вышивание, игра в боулинг, беседы светские... А можно и на работе найти применение своим талантам и способностям. И в этом смыс­ле ты автоматически ставишь перед собой задачу быть успешным, пусть и косвенно. Здесь важно, чтобы ты любил свое дело, занимался им так, чтобы можно было им гордиться, чтобы в любой момент ты мог сказать: я, мол, делаю то-то и то-то. И так сказать, чтобы при этом у тебя ничего внутри не дрогнуло и не ёкнуло: «Я вот так зарабатываю на жизнь. Я вот это сделал, у меня вот такие есть результаты».
Вот два варианта. И мне кажется, что серединной позиции здесь быть не может. Потому что в итоге все равно ерунда получится. Сами по себе деньги не являются долгоиграющей мотивацией для развития. То есть на первом этапе тебе такой мотивации, может быть, и достаточно: человек хочет заработать на дом, на машину, на бытовую технику, на шубу для жены, и это делает для него любую работу, приносящую деньги, увлекательной. Но в какой-то момент «обязательная программа» будет выполнена, все, что казалось «потолком» и «пределом мечтаний», будет достигнуто — дальше только звезды, но нам туда не надо. А работа — неинтересная, не увлекает, не позволяет развиваться, не занимает мозг... И что тогда? Ничего хорошего. Начинается всякое безобразие, что называется, пуститься на старости лет во все тяжкие, потому как невмоготу так жить...
Так что правильно, наверное, принять для себя это решение — мол, на работе только зарплата, никаких амбиций, самореализовываться буду по индивидуальной программе, и оставьте меня в покое. Или другой вариант — нет, работать я хочу с огоньком, я хочу, чтобы работа меня занимала, чтобы мне хотелось ее работать. При этом, конечно, и такая работа «с огоньком» — это труд, это усталость, ненавистный будильник по утрам, несчетные сверхурочные, это желание подчас все бросить и уже отправиться куда-нибудь полотером или фасовщиком дегтярного мыла. Но по сути это именно та работа, которая тебе нужна, чтобы ты чувствовал, что ты занят по-настоящему, что ты делаешь что-то, что позволяет тебе совершенствоваться, развиваться, в общем — твоя работа.
И тут еще важный момент: любая компания, любое производство, если оно не помирает, конечно, оно — растет. Взрослеют люди, которые находятся на нижних ступенях иерархической лестницы, их подпирают молодые. Но если человек просто отсиживает свое рабочее время, то у него даже естественного карьерного роста внутри компании не произойдет. Его просто спишут со счетов, не будут рассматривать его кандидатуру при появлении вакантных должностей на более высоком уровне. Сидел он на своем рецепшне сто лет назад, и хорошо, пусть сидит дальше. Ему уже сто двадцать, а рядом двадцатилетние девчонки крутятся и смотрят с недоумением: «Что здесь делает эта рухлядь?»
Нужно просто отдавать себе отчет в том, что время идет и ты должен расти. Ты не можешь, находясь в развивающейся системе, не претендовать постоянно на более высокую должность, чем та, которую ты занимаешь. И это нормально. Так должно быть. Иначе, скорее всего, тебя ждут неприятные разочарования. Придут молодые, и ты будешь чувствовать себя совершенно не в своей тарелке. И об этом лучше думать заранее. Поэтому и существование — работать как придется, особо ни на что не рассчитывая, мол, у меня другие ценности и приоритеты, я вот в церковь Свидетелей хожу, или на рыбалку, или пью исправно — не пройдет.
В общем, возможны оба варианта. Но ты должен сделать сознательный выбор. Работа в твоей жизни неизбежна. Выбери свое отношение к ней.

Понимаю, что Андрей показывает альтернативу, а в этом деле главная задача ясность, и нет места полутонам и оговоркам, перечислению исключений из правил. Но все-таки что-то меня смущает. Речь идет об амбициях только в сфере работы? Или о жизни в целом? А если твоя жизнь разворачивается не в развивающихся, а в стагнирующих или разрушающихся системах? Например, антиглобалисты и члены «Гринписа» абсолютно уверены в том, что сам мир со всеми его развивающимися компаниями катится в тартарары, и реализуют свои амбиции, изо всех сил сдерживая это «развитие». А можно ли вообще рассуждать о жизни, например, религиозных деятелей или профессиональных диссидентов в терминах карьеры и амбиций? Да, серединной позиции быть не может. Но могут ли сами амбиции лежать в другой сфере, отличной от производственной?

<<<< содержание >>>>

 

 


главная | карта сайта | контакты | © 2007-2015 psychologi.net.ru