Psychologi.net.ru

 


Будь в курсе!

загрузка...

 

Топ 10 самых популярных книг

Владимир Леви "Искусство быть собой "

Владимир Леви "Травматология любви"

Андрей Курпатов, Татьяна Девятова "Мифы большого города с доктором Курпатовым"

Курпатов А. "С неврозом по жизни."

Андрей Курпатов "Семейное счастье"

Андрей Ильичев "Главный рецепт женской неотразимости"

Гущина "Мужчина и методы его дрессировки"

Эрик Берн "Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных"

Игорь Вагин, Антонина Глущай "Основной инстинкт: психология интимных отношений"


 

 

Своим горбом

 

— Кстати, Андрей, по сравнению с советскими временами у нас произошло серьезное изменение представлений о «денежных» профессиях. Раньше специальности, связанные с физическим трудом, це­нились государством гораздо выше. То есть строи­тель или слесарь на заводе получал 300 рублей, а инженер с высшим образованием на том же заводе— 120. Сейчас же - ровно наоборот, и появилось мне­ние о том, что своими руками, «своим горбом» мно­го денег не заработаешь...
— Так и есть. В капиталистической экономике не­возможно быть богатым человеком просто потому, что ты механически выполняешь какую-то работу. С тобой конкурирует огромное количество людей и машин. Они могут тебя заменить, а если твой труд не уникален, он — дешевый.
Тут логика примерно такая: если ты не делаешь ни­чего особенного и творческого — ты ленишься. А если ты ленишься — с чего тебе много платить? Не хочешь за эти деньги работать — пожалуйста, мы другого наймем. Белорусы к нам приедут, молдаване, узбеки... и будут строить, копать, дороги класть. За копейки. И еще будут благодарны за эту работу, за то, что они теперь могут обеспечить свои семьи, своих детей.
Если ты заменяем, ты никогда не будешь получать много. Все. Конец дискуссии. Поэтому важно, чтобы твое дело приобрело личное, особенное, индивидуальное, качественное звучание. Если ты движешься по этому пути — будешь богатым. Нет — будешь бедным.
А если еще кого-нибудь научишь и организуешь — то будешь очень богатым.
Мир так устроен. Возможно, это надо объяснять? Если ты делаешь то, что легко повторит любой другой, — извини, пожалуйста, ты никогда не будешь по­лучать много. Таковы правила и законы жизни. Поэто­му, если хочешь стать богатым, будь добр, подумай сначала над тем, что ты можешь сделать такого, чего другой не может. Стань «ноу-хау». И твои шансы сразу повысятся.

Переход количества в Качество

—Андрей, а давайте посмотрим на новые возмож­ности работы и заработка с психологической точки зрения?

Меня этот вопрос очень интересует. Сейчас по­явились разные новые стратегии построения про­фессиональной карьеры, новые моды и веяния. Я ино­гда «примеряю» их на себя и понимаю нет, не пой­дет, тесновата кольчужка. Как-то по душевному складу не подходит. Например, современное эконо­мическое образование программа МВА.
«Корка» МВА на рынке труда уже больше нашего диплома ценится. А по данньм статистики, в 2005 году только соцпакеты у выпускников МВА были на 15% выше, чем у тех, кто в обычных вузах учился. Я не говорю уже о зарплатах! Но мне этот профессиональный путь не близок. Кто же тогда эти люди с психологической точки зрения то ли новые на­емники, то ли новейшие русские? И вообще за ка­кими работниками будущее?
— Мне кажется, что есть два направления, по кото­рым развиваются компании и корпорации. Выпуск­ник МВА хорош для корпораций, у него мозги спе­циально для такой системы «заточены». Он все время обучения имел дело с разного рода тестами, а корпорация — это такой своего рода сложноорганизованный тест.
Для компании, куда «корпоративный дух» еще не пробрался, выпускник МВА — зачастую самая насто­ящая головная боль. В компании надо быть, что назы­вается, «на подхвате», держать «нос по ветру», быстро включаться в новые проекты, подчас кардинально ме­нять свою профессиональную направленность, быть, так скажем, разнопрофильным многостаночником. «Корпорация» — это слон, который размеренно ше­ствует по саванне, а «компания» — мелкий хищник, который ориентируется по ситуации и подстраивает­ся под вечно меняющиеся обстоятельства.
Coca-Cola — она, знаете ли, и в Африке — Coca-Cola. А если ваша компания какую-нибудь целлюлозу производит или цистерны пластиковые, то тут надо уметь «вертеться» на рынке. И для того чтобы вертеть­ся — МВА не нужен. Смекалка нужна и живость ума. Креатив, понимаешь! Нужно держать в голове всю си­стему организации своего производства, понимать все линии внутренних и внешних связей, включая «человеческий фактор» — Федора Петровича и Ивана Ива­ныча: кому в какой ситуации позвонить, кому что и как сказать, где достать, куда сбыть, какие оборотные сред­ства откуда выдернуть и куда всунуть. А в корпора­ции — у тебя твой уровень, твой отдел или «департа­мент» даже. Ты что-то придумал, а потом идешь в от­дел маркетинга, в отдел рекламы, потом в коммерче­ский, потом в отдел по связям... И они уже там — в этих отделах — каждый в рамках своего разума реша­ют, почему то, что ты придумал, никуда не годится. Ску­кота. Это правда. Но многим нравится.
Это два разных пути. Карьера в «корпорации» — это одна история, в «компании» — другая. Первая в чем-то сродни военной системе. Здесь люди ходят на служ­бу, выполняют свои уставные обязанности в четко очер­ченном сегменте. На этой работе, конечно, бывают не­штатные ситуации и даже войны. Но главное психо­логическое отличие работы в «корпорации» в том, что работа никогда не будет для тебя личным мероприяти­ем, фактом твоей жизни, а не «личной биографии». Ты не болеешь за работу, и этот путь в профессии не при­носит баснословного дохода. Но, с другой стороны, он делает жизнь стабильной и понятной. После того как ты наработал послужной список в нескольких крупных корпорациях на серьезных должностях, ты можешь во­обще больше не думать о зарплате, а спокойно кочевать из одной корпорации в другую, и везде тебе будут пла­тить высокую зарплату — за своеобразную «выслугу лет». Такие персонажи тоже встречаются.
Что касается нашего родного, аутентичного, так ска­зать, российского бизнеса, не испорченного западной корпоративной культурой, — тут нужны работники принципиально иного склада. Любовь сотрудников к де­лу, которым они занимаются, к продукту, который они производят, к тому, что у них получается в результате их действий, — это и есть самый важный критерий каче­ства развития компании, но не корпорации. Здесь очень важна преданность делу, которым ты занимаешься. И в этом смысле, мне кажется, это вообще единственный возможный вариант для России. В корпорации же вы иногда вообще не понимаете, что именно производит махина, которой вы из своего отдела в меру должно­стных обязанностей управляете. Вы, по большому счету, производите бумагу, а все остальное происходит на каких-то низовых уровнях, которые и рассмотреть-то «сверху» трудно, а исчисляется происходящее в каких-то законах больших чисел, которые представляются почти метафизическими, переложи их на жизнь обыч­ных людей.
Вообще, мне кажется, каждый из нас должен на­учиться гордиться тем, что он производит. Вот ты про­изводишь какие-то булки — гордись этим! Просто бей себя кулаком в грудь, что ты производишь эти самые лучшие булки в мире! И если ты так к своей работе от­носишься, то, завидев в цеху крысу, ты такой порядок там наведешь, что никому уже мало не покажется. Если ты производишь какую-то услугу, например у тебя парк такси из десяти машин, ты должен так чувствовать: у тебя лучшие машины в мире, лучшие водители, кото­рые так знают город, как никто его не знает. Потому как если будет такое отношение, то и вложения будут соот­ветствующие, а если вложения будут достойные, то и результат не заставит себя ждать. Если я произвожу журнал, то это такой замечательный журнал, что пря­мо хоть стой хоть падай. У меня лучшие журналисты, лучшие фотографы и дизайнеры, и мы делаем для сво­его читателя такой журнал, что он оторваться не смо­жет, пока от корки до корки не прочитает.
Вот если каждый из нас начнет с гордостью, с лю­бовью говорить о том, что он делает, у нас появится КАЧЕСТВО. А пока мы как-то странно понимаем «ка­чество»: у нас качественная машина — это та, которая не ломается, поэтому она дорогая, а дешевая — это та, которая ломается. Но качество машины, вообще-то говоря, не в том — ломается она или не ломается (если ее кто-то кому-то продает, то она по определению не должна ломаться, иначе это брак и торговать этим нельзя), а в том, каков объем ее дополнительных воз­можностей, прибамбасов, так сказать, — и все это по­верх того, что она не ломается. Поверх! То, что она не ломается, — это не качество, это обязательное усло­вие, а качество уже поверх этого. В общем, как-то не ощущается у нас такой параметр — качество. Качество услуги, качество продукта. Вот почему в мире львиную долю национального валового продукта производит мелкий и средний бизнес.

Кажется, понимаю, к чему клонит Андрей. Когда-то давно, на южном рынке, я подошла к палатке с чебуреками и спросила продавца: «А вы туда внутрь много мяса кладете?» Пока тот молча переваривал мой вопрос, из подсобки высунул голову хозяин чебу­речной и с гордостью произнес: «Дэвушка, да мы в них ДУШУ вкладываем!»

— Совершенно верно, в свое дело нужно вклады­вают душу. И когда так, то это и купить хочется. Да, кор­порация Nescafe развивается, получает прибыль, но что­бы я вот так сорвался и побежал покупать Nescafe - это вряд ли. Ну куплю, конечно, но, знаете, без особых эмоций. А с удовольствием мы купим и выпьем какой-нибудь ароматизированный, специальным образом обжаренный и приготовленный кофе, который выпус­кает маленькое производство. Где люди вкладывают­ся в продукт, обеспечивают его качество, гордятся им.
И надо научиться гордиться результатами своего труда. Сделал ты замечательную вещь — гордись этим! «А вы пробовали мою сметану? Попробуйте, не пожа­леете!» — и я буду искренне это говорить, потому что вкладываю в свою сметану душу и уверен поэтому, что моя сметана - самая лучшая сметана в мире. Вот когда так будет — что-то начнет меняться.
А пока вопрос к работнику: «Тебе самому-то нра­вится, что ты сделал?» — странным образом повисает в воздухе. Почему? Потому что этот самый работник даже не задумывался о том, нравится ему то, что он сде­лал, или нет. Он просто сделал, чтобы сделать или что­бы отвязались, и самим этим фактом доволен. Не тем, что он сделал, а тем, что он сделал и поэтому больше может не делать.

Портреты трудящихся в интерьере

Андрей, но и госсектор у нас тоже никуда не денется, бюджетники наши. Не стоит о них забывать. Можете нарисовать психологический портрет ра­ботника, сотрудника каждой из сфер, которые мы уже обозначили?
— Что касается работников бюджетной сферы, то тут в капиталистической экономике работает такой принцип: бюджетные ставки в целом занимают люди с низким уровнем социальной активности, то есть с низким уровнем личностных амбиций и притязаний. Наверное, это вполне естественно, ведь каждый из нас в какой-то момент жизни, согласуясь со своими по­требностями и умонастроениями, совершает этот вы­бор — или стабильность при отсутствии больших пер­спектив (и тогда это бюджет), или большие перспек­тивы, но никакой гарантии стабильности (и тогда это частный сектор). Одно и то же образование, но разные способы его употребления.

Есть исключения? Ну, например, гениальный ученый, которому в КБ или НИИ будут платить миллион?
— Государство никогда не будет платить сверхъес­тественных денег, будь ты семи пядей во лбу. Но ты получишь гарантированную зарплату, статус, а в ряде случаев — как, например, с этими КБ — возможность заниматься тем, что тебя по-настоящему интересует. В коммерческой сфере от тебя будут требовать то, что пользуется спросом. И фундаментальной наукой в кон­структорском бюро, конечно, не позанимаешься. Впро­чем, корпорации, надо полагать, гениальность, упот­ребленную для потребительских нужд, оценят доста­точно высоко.
Но в каком смысле вы говорите о «низком уров­не социальной активности»?
—Тут все очень просто. Задумайтесь над тем, ка­кое количество деловых контактов ожидает человека в бюджетной сфере и в коммерческой деятельности. Условно говоря, сколько надо произвести звонков, деловых встреч, переговоров, договоров и так далее — в одном случае (бюджет) и в другом (коммерция)? Оче­видно, что от бюджетника не требуется такой социаль­ной напряженности — базовые вопросы за него реше­ны, дальше он только выполняет свои обязанности в рамках определенного ему государством коридора. А в коммерции — нет, тут постоянное движение, поиск новых ниш, новых возможностей, способов употреб­ления своих знаний. Поэтому множество контактов, партнеров, соглашений, что, конечно, далеко не каж­дому под силу да и не каждому по нутру.
Вы имеете в виду количество задач, где надо принимать самостоятельное решение?
— Да, и принятие решений в том числе. Новый кон­такт, новый проект, какая-то внештатная ситуация, из­менение определенных значимых показателей в сфе­ре деятельности, вообще всей ситуации в экономике и бизнесе. В государственном секторе редко когда раздает­ся телефонный звонок с какой-нибудь «новостью», тре­бующей принятия неких экстраординарных решений. Редко. А так—проведут в лечебном учреждении конфе­ренцию врачей (обсудят какую-нибудь новую инструк­цию, которую «сверху» спустили), педсовет в школе ор­ганизуют (согласуют планы и программы), планерку на каком-нибудь гособъекте... Причем это происходит раз в полгода или раз в месяц, редко где раз в неделю.
Теперь берем малый бизнес. Бизнесмен хочет до­говориться с некой сетью магазинов по поводу реали­зации своего нового продукта, ему необходимо найти оптовиков, которые сделают ему какие-то ощутимые скидки по запчастям и по расходным материалам, он думает, как оптимизировать расходы на рекламу и так далее. Это огромный объем действий, которые произ­водит представитель малого бизнеса для того, чтобы получить прибыль, увеличить возможность распрост­ранения своего продукта, его рекламы. Сколько звон­ков в день он получит и сколько раз сам позвонит?
Десятки.
— Ну, хотя бы пять раз в день он точно будет очень серьезно разговаривать. Теперь возьмите крупную компанию. Там телефон вообще не перестает звонить! Поэтому вопрос в социальной активности, в постоян­ной готовности человека к новым и новым социаль­ным контактам. На самом деле я поражаюсь руково­дителям корпораций, крупным бизнесменам, предста­вителям топ-менеджмента. Их способность и готов­ность в любое время суток говорить на любую рабочую тему впечатляют. Они всегда готовы заниматься ра­ботой, всегда. У них нет такого понятия, как «выход­ной». Выходные, конечно, есть, но так, чтобы ты ему позвонил, а он тебе сказал: «Извините, у меня выход­ной», — такого не бывает. «Нет, нет, давайте!» — та­кой ответ. И вперед, и с песней!
При этом такой человек сам активно ищет новые со­циальные связи — назначает встречи одну за другой, генерирует идеи, привлекает новых людей. Количество активности, которое он производит, — запредельное. Я просто знаю таких своих клиентов... Смотришь на них, и возникает ощущение, что у них батарейка про­сто не садится. Никогда! У него работа уже закончилась, он двадцать пять встреч сегодня провел, на пятьдесят звонков ответил, три десятка писем составил, пять контрактов подписал, и кажется: сиди уже себе не ше­велясь и смотри в потолок! Не-е-е, он давай еще что-то делать, кому-то звонить, с кем-то общается, обсуж­дает что-то...
Андрей, а это не патология? Может, вы просто описываете классического работоголика?
— Нет, болезнью это назвать никак нельзя. Хотя соглашусь, что это и не норма, — если понимать нор­му как нечто среднее. Таких людей, по сравнению с об­щей массой, конечно, немного. В этом смысле их по­ведение «ненормально», но и не болезненно. Просто от природы мы разные — есть те, кому других людей не хочется видеть никогда, а есть те, которые готовы с этими людьми горы ворочать день и ночь, и ничто их не останавливает. Это биологическая детерминанта.
Кому-то такой «социальный тонус» от природы до­стался, кому-то — другой. Сказать, что кому-то по­везло, а кому-то нет, — нельзя, потому что счастье — это соответствие твоих индивидуальных особенно­стей твоей (организованной тобою) социальной дей­ствительности. Поэтому для одного счастье — мил­лион контактов, для другого — пассивность и наблю­дение за цветением сакуры. И ничего с этим не сде­лать, а как результат: один счастлив на бюджетной ставке, другой — на вольных хлебах рыночной эко­номики.
И последние так активны не потому, что им «денег мало», или «им больше всех надо», или потому что они «психи». Не мало, не надо и не психи, просто они нуждаются в таком объеме такой работы. Это как с обме­ном веществ — один ест и ест, а весит всего чуть-чуть, другой же чуть съел—уже два килограмма набрал. Ко­му-то надо десять часов в сутки спать, а кто-то и четырь­мя обходится. Ну, особенности...
Поэтому если вы меня спрашиваете, что лучше: быть активным и деятельным бизнесменом или работ­ником бюджетной сферы — размеренным и нетороп­ливым, то я вам так скажу: если у тебя нет готовности двадцать четыре часа в сутки быть социально актив­ным, но при этом ты точно знаешь, что есть в жизни такое счастье — лежать на диване и плевать в пото­лок, то десять раз подумай, нужен ли тебе пост прези­дента компании и свой бизнес...

<<<< содержание >>>>

 

 


главная | карта сайта | контакты | © 2007-2015 psychologi.net.ru