Psychologi.net.ru

 


Будь в курсе!

загрузка...

 

Топ 10 самых популярных книг

Владимир Леви "Искусство быть собой "

Владимир Леви "Травматология любви"

Андрей Курпатов, Татьяна Девятова "Мифы большого города с доктором Курпатовым"

Курпатов А. "С неврозом по жизни."

Андрей Курпатов "Семейное счастье"

Андрей Ильичев "Главный рецепт женской неотразимости"

Гущина "Мужчина и методы его дрессировки"

Эрик Берн "Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных"

Игорь Вагин, Антонина Глущай "Основной инстинкт: психология интимных отношений"


 

 

Сколько вешать в граммах?

 

Да, с языком у меня, например, большие пробле­мы. И хочу сказать человеку что-то доброе, сделать комплимент, похвалить, а получается сплошной сарказм. Сколько раз уже на меня люди за мой ядо­витый язык обижались!

— Интересно, можно ли как-то натренировать доброжелательное отношение к другим людям, на­учиться находить слова для его выражения? И на ком тренироваться?
— Это тот редкий случай, когда тренироваться мо­жете на ком угодно. А главное правило здесь такое: говорите не о том, какой он — этот человек — хоро­ший, а перечислите то, что хорошего он сделал. Пони­маете: не обобщать, а припомнить конкретные поступ­ки. Совет, может, и странный на первый взгляд, но проверьте — получится то, что надо!
Вот представьте, что вам надо высказать свое отно­шение к близкому родственнику. Не подыскивайте ему определения, скажите, что хорошего он сделал... На­пример, вспомните, как он первый раз в жизни отвел вас в цирк или на аттракционы и как вы были рады. Как он вас поддержал, когда вы получили двойку по мате­матике в третьем классе. Как он замечательно расска­зывает истории про людей... Как он кошку спас из по­жара, а на заводе грамоту получил, по ходатайству тру­дового коллектива. Ну, какие-то очень простые вещи.
И вот сказали вы это хорошее, перечислили заслу­ги этого человека, составили, так сказать, реестр его по­бед и свершений — поздравляю! Вы высказались о че­ловеке, но обошлись без оценки: «такой-сякой» и «пятое-десятое». Вы смогли передать свое хорошее отно­шение к человеку, не впадая при этом в истерическую ажитацию. А главное, вы и сами теперь понимаете, почему этот человек хороший! Мы же обычно хвалим не по внутреннему почину, а по требованию, под дав­лением обстоятельств. Хвалим, сами не разобравшись в том — кого, почему и зачем?
В общем, нехитрая процедура, но с большим может быть эффектом... Проведите ее, например, на своих сотрудниках. Подумайте о каждом, что хорошего он сделал. И вы удивитесь, насколько сами станете луч­ше к ним относиться, и главное — как эффективность труда увеличится, потому как после такого осмысле­ния реальности каждый получит именно то задание, с которым у него больше всех шансов и способностей справиться. Тут уже сама психика нам начинает под­сказывать: если он хорош в том-то, то понятно, что с определенными делами и заданиями он справится, а с другими — нет. Ну вы и дадите ему то задание, ко­торое лучше всего подходит его способностям и личностным качествам. Это я по собственному опыту го­ворю! Работает! И уважение, и интенсификация про­изводственного процесса!
В нашей культуре, конечно, есть какие-то тра­диционные форматы говорения хорошего о челове­ке. К сожалению, я вспомнила всего два: тосты и по­минки. А больше, кажется, и нет ничего.
— Совершенно верно! Особенно — поминки. Ведь «плохо» — нельзя... И понеслось! Все постепенно в такой восторг приходят, что потом уже и не поймешь — то ли свадьба, то ли похороны.
А какие могут быть новые жанры, традиции, ситуации, в рамках которых будет принято по суще­ству, предметно говорить хорошо о людях, об их конкретных делах?

В этом году у меня был, наверное, самый трепет­ный День святого Валентина. Мучительно долго придумывала презент супругу, рассматривала в канцелярском магазине «фабричные» сердечки-ва­лентинки, какие-то пошлые и одинаковые. Скучно. Но что тогда? И тут мой взгляд упал на стену с образцами разных почетных грамот, дипломов и свидетельств, сколько же их сейчас выпускают разных с российским «триколором», двуглавы­ми орлами, водяными знаками и прочими орнамен­тами глаза разбегаются. И тут же в голове вспыхнула идея подарка. Я выбрала бланк самого загадочного назначения похвальный лист. На этом листе было пятнадцать незаполненных строк. Дома я села его заполнять и каждую строч­ку начинала обращением к мужу: «Хвалю тебя за то, что...»
Скажу вам честно: я просидела над этим листком два часа, покрылась испариной, выкурила полпачки сигарет и устала так, как будто всю ночь разгру­жала вагоны! Оказалось, это такой труд сфор­мулировать и написать то хорошее, что я могу сказать предметно о своем собственном муже! И это при том, что я могу сказать о нем только хорошее, это вообще самый удивительный человек в моей жизни, он состоит из одних достоинств!
Зато мне воздалось сторицей. И дело даже не в том, что супруг был искренне тронут таким подар­ком. Самый большой подарок я в результате сдела­ла себе. У меня что-то изменилось, потеплело внут­ри, я по-другому взглянула на наши отношения, прочувствовала их, и их ценность для меня сразу уве­личилась неимоверно. Я стала ими гораздо больше дорожить, стала больше следить за собой не за­дену ли его нечаянно какими-то своими словами и поступками, я чаще вспоминаю о том, чтобы ку­пить ему какие-то приятные мелочи...
Но День святого Валентина бывает только раз в году. А как быть в будние дни?

— Прекрасный пример! А поводы и искать не нуж­но. Надо сделать такое отношение к людям, которые тебя окружают, нормой жизни. Видеть в них хорошее не абстрактно и в общем, а конкретно и в частностях. Предметность — самое важное дело. Из нее, как это ни странно, все и рождается, а из общих фраз — ни­чего...
И при этом еще очень важно, чтобы мы не только называли это хорошее, но и «взвешивали» его. То есть соизмеряли ценность поступка человека с его воз­можностями. Это легче понять на примере: когда ма­ленький ребенок рисует дом, этот дом, конечно, не Моне и не Шемякина, но мы же и не ждем от ребен­ка шедевра. Дом, нарисованный ребенком, тоже ше­девр, но для ребенка. В общем, нужно не только от­мечать хорошее, но и видеть его ценность в связи с возможностями конкретного человека. Да, мы, конеч­но, можем сказать: «Он делает то-то, то-то и то-то». Но если не «взвесить» — все пустое... Здесь, знаете, даже не столько перечисление важно, сколько пони­мание того — а что нужно, чтобы все это совершить. Каким должен быть человек, чтобы этот поступок стал реальностью?
Вот что нужно для того, чтобы получить «золото» на Олимпиаде? Я вам честно скажу: когда я смотрю спор­тивные соревнования, то думаю только об этом — что нужно для того, чтобы пробежать самым первым во всем мире? И я понимаю, что даже тот, кто прибе­жал пятым и даже двадцать седьмым, — он герой из героев. Сколько у нас миллиардов людей живет на пла­нете? Шесть. А он бегает быстрее, чем шесть милли­ардов!
Очень важно научиться «взвешивать», и это каса­ется всего. Например, материнский труд — сколько он «весит»? Мы же его совершенно не умеем «взвеши­вать»! А он огромный. У нас нет ни Дня матери, ни до­стойного отношения к материнскому труду. Но если мы его «взвесим», то сразу поймем: не сделать Дня ма­тери, при том что у нас есть День дипломатического работника и День работника авиапочтовой службы, — это просто безумие. Но это можно понять только тог­да, когда мы начнем взвешивать.
Поэтому мне кажется, что, составляя свой «хвалеб­ный лист», мы должны четко понимать, что в каждом конкретном случае требовалось от человека — какой талант, какое усилие.
А мне кажется, что одно — следствие другого. Не умеем хвалить, потому что не умеем ценить.
— В общем да, только я боюсь этого слова — «це­нить», поэтому и говорю «взвешивать». Может быть, это нестандартное употребление слова, но нужно, мне кажется, не оценивать, а именно взвешивать, сколь­ко вложено труда, усилий и всего остального. Почему hand made — вещи, изготовленные своими руками, — ценятся выше, чем фабричные? Потому что в них вло­жен «осязаемый», реальный труд, он физически ощу­щается в предмете.
В юности я совсем не понимал, в чем прелесть Ван Гога. Ну рисует человек странным образом, и что даль­ше? Никаких исключительных художественных талан­тов у меня не обнаруживается, и проникнуться преле­стью изобразительного образа мне сложно. Но потом мне вдруг случайно попались в руки дневники и пись­ма Ван Гога. Начал читать... Как Ван Гог рассказывает о цветах и красках, как он описывает перспективу, значение изображения! Это же просто волшебство насто­ящее! И потом смотришь на эту картину и думаешь: «Елки-палки, действительно!» Но мне надо было вник­нуть, мне должны были объяснить, потому что я соот­ветствующим художественным восприятием не обла­даю. Но понять-то я могу, могу разобраться. И это надо делать, причем прежде, чем высказывать суждение. И многое сразу же начинает «весить» иначе. О-о-очень весомо весит! А мы — нет, разбираться не хотим, вни­кать не хотим. «Ван Гог?.. Кого он там нарисовал? А-а-а, мазня! У меня сын лучше рисует». Высказались, про­сти господи...
Так что вешаем! В граммах!
«Перестать беспокоиться и начать жить» —так, кажется, называется одна из книг американского гуру от психо­логии Дейла Карнеги, универсальный совет всех времен и на родов.
Да, после общения с психотерапевтом стано­вится особенно очевидным, что все проблемы имеют «прописку» в голове. Оказывается, уже очень давно, со времен фильма «Мимино», для всего остального человечества «все эти русские на одно лицо». А мы этому до сих пор не можем до конца поверить. И никак не можем «пере­стать».
Перестать противопоставлять, принижая достоинства других. И это не только к другим нациям и странам относится.
Перестать гадать на кофейной гуще - мы Евразия или Азиопа. Все равно от этих рассуждений наш материк никуда не передрейфует — ни на восток, ни на запад.
Перестать искать собственное величие и ограничиться просто хорошими делами. Тогда и другие нас будут за них уважать и «величать».
И научиться наконец говорить и думать о других хорошо. Понимать и взвешивать то, что хорошего они делают.

<<<< содержание >>>>

 

 


главная | карта сайта | контакты | © 2007-2015 psychologi.net.ru