Psychologi.net.ru

 


Будь в курсе!

загрузка...

 

Топ 10 самых популярных книг

Владимир Леви "Искусство быть собой "

Владимир Леви "Травматология любви"

Андрей Курпатов, Татьяна Девятова "Мифы большого города с доктором Курпатовым"

Курпатов А. "С неврозом по жизни."

Андрей Курпатов "Семейное счастье"

Андрей Ильичев "Главный рецепт женской неотразимости"

Гущина "Мужчина и методы его дрессировки"

Эрик Берн "Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных"

Игорь Вагин, Антонина Глущай "Основной инстинкт: психология интимных отношений"


 

Где Великая Русь? 

 

— Согласна, со спортом, может, не совсем удач­ный пример. Но и в других областях так приятно быть «впереди планеты всей», чувствовать, что мы не зря столько места на глобусе занимаем.
— Вот что я скажу: чем быстрее мы откажемся от желания без конца описывать свою роль и свое место в истории, от «соцсоревнования» с другими странами, тем быстрее и качественнее мы в эту историю войдем. Роль и место государства в истории определяет исто­рия. А история делается не лозунгами, а каждодневной работой каждого конкретного человека, теми выбора­ми, которые мы совершаем. Делайте то, что вы можете, не оглядываясь на других, и все получится.
Над нами же довлеет какая-то патологическая реминисценция к некоему «великому прошлому», которое отчасти додумано, отчасти — просто оборот речи, а в значительной части — просто идеализировано совершенно необыкновенным образом. Советский Союз победил в Великой Отечественной войне. Это была по-настоящему великая победа, и нашими ветеранами можно только гордиться — это была победа со слезами на глазах. Петр побил шведов, но там и король на тот момент был безумцем. Суворов, Ушаков, Нахимов... Но каких-то судьбоносных войн эти военачаль­ники не вели. А татаро-монголы, как известно, сами развалились. Наполеон хоть и встретил серьезное со­противление в России, но по факту стал, как и Алек­сандр Македонский в аналогичной ситуации, жертвой собственной самонадеянности. Про экономику — тут и вовсе грех вспоминать. Был один, и кстати, очень ко­роткий, период, когда экономика России вышла на достойный уровень — перед Первой мировой войной. Впрочем, и тут с натяжкой, ведь на 90% страна оста­валась аграрной (странно было бы в такой ситуации зерно не экспортировать), а основная масса населения жила натуральным хозяйством.
И я не могу понять, откуда у нас такие романтиче­ские представления о нашем прошлом. Может быть, потому, что мы вытесняем свои поражения, не хотим о них помнить? А их было множество — мы проиг­рали войну Японии, весь флот погиб, и саму Первую мировую войну проиграли, нас били то турки на чем свет стоит, то поляки страшным образом, позорный Брестский мир... Мы проиграли даже войну с Финлян­дией накануне Великой Отечественной. У нас было множество поражений, как, впрочем, и у любой дру­гой страны. Но и моменты величия тоже у других стран были — чего стоят огромные империи Англии и Ис­пании, они же полмира завоевали. Но мы как-то стран­но: тут помним, тут — не помним. Бородино помним, Аустерлиц — нет. Одно-единственное сражение на Чудском озере представляется нам чем-то беспредель­но великим, а Александр Невский — чуть не божест­вом. Будто бы тысячи тысяч крестоносцев провалились под лед. Ну не было там тысячи тысяч. Сотни бы­ли, а тысяч — нет. При этом опричнину мы не помним, по поводу сталинских репрессий несколько лет повспо­минали и забыли благополучно. Мне кажется, что нам не хватает тут адекватности.
Разумеется, я не историк, но в олимпиадах побеж­дал, членом общества историков медицины был, ра­боты научные по истории писал, а вот представить себе Россию, например, 1657 года не могу. Может быть, кто-то может мне объяснить, что там происходило на са­мом деле? Чтобы в деталях, чтобы картинка нарисо­валась. Чтобы вот так, вышел на крыльцо и — вот она, Россия-матушка образца 1657 года! Я не могу этого сде­лать. И сомневаюсь, чтобы это было возможно — не в описательном жанре, разумеется, а во внятно-факто­логическом. Наша история — лоскутное одеяло, кото­рое шилось и тачалось многократно. У нас есть более-менее внятное представление об истории России с петровских времен, — последние триста лет, и все. А что там, в Древней Руси было, куда Ермак ходил, ка­кие племена завоевывались, как это все присоединя­лось и в связи с чем Аляска наша? Нет, не знаем. Вот давайте теперь выйдем на улицу и спросим у десяти прохожих — почему у нас великая история? Попросим перечислить факты. Как думаете, что получится?

Я сразу живо представила себе возможные по­следствия такого опроса и, честно говоря, съежи­лась. Как хорошо, что мы никуда не пошли.

— Мы не знаем своей истории. Точнее, «знаем» на уровне словосочетания «великая история». Причем и знать-то нам, честно говоря, сложновато... Мало достоверных источников. Обрывочные, отрывочные, весьма тенденциозные подчас сведения. Вот есть, например, «Слово о полку Игореве». Но это больше художествен­ное произведение, нежели исторический документ, ведь там самый заурядный эпизод половецких войн, не име­ющий никакого серьезного значения в исторической перспективе, представляется ни много ни мало, собы­тием мирового масштаба. Если бы не это художествен­ное произведение, о его существовании вообще бы ни­кто не знал. И вот так один незначительный истори­ческий эпизод приобретает огромное значение, а что там происходило на самом деле — о чем писали, о чем не писали, — это неизвестно.
У нас нет и, наверное, не может быть ясных и полных представлений о нашей истории. Но у нас нет и необходимости восстанавливать некие порушенные и поруганные «святыни отечества» необыкновенные, «великую историю». Нам незачем растить в себе представления о том, что кто-то как-то осквернил нашу «святую честь» и «великую историю». И не надо нам срочно эту честь восстанавливать всеми правдами и неправдами. Да, молодая страна, она растет, она совершает экспан­сию, она интегрирует в себя соседей — и территориально, и генетически, и культурно. Очень живой, подвижный, развивающийся этнос. Да и не нужно нам никакой сверхъестественной истории. Мы и так в общем-то очень неплохи. Потому что, несмотря на то что мы очень молоды, у нас большие территории, которые мы сами себе каким-то образом все-таки умудрились застолбить в мировом пространстве. Есть у нас и то, чем в культуре, в науке мы совершенно обоснованно можем гордиться.

<<<< содержание >>>>

 

 


главная | карта сайта | контакты | © 2007-2015 psychologi.net.ru