Psychologi.net.ru

 


Будь в курсе!

загрузка...

 

Топ 10 самых популярных книг

Владимир Леви "Искусство быть собой "

Владимир Леви "Травматология любви"

Андрей Курпатов, Татьяна Девятова "Мифы большого города с доктором Курпатовым"

Курпатов А. "С неврозом по жизни."

Андрей Курпатов "Семейное счастье"

Андрей Ильичев "Главный рецепт женской неотразимости"

Гущина "Мужчина и методы его дрессировки"

Эрик Берн "Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных"

Игорь Вагин, Антонина Глущай "Основной инстинкт: психология интимных отношений"


 

 

Глава первая ГЛАВНАЯ ИЛЛЮЗИЯ РОССИЯНИНА

 

«Главное — нАчать!» Эта крылатая фраза первого рулевого перестройки никак не хотела выходить из головы. Наверное, потому, что других мыслей, обрамленных в слова, там не было. Самих-то мыслей, конечно, вил­ся целый рой, но вот слов... А я уже шла на пер­вую встречу с Андреем Курпатовым, и надо было с чего-то начинать.
Интересно, а понимал ли сам Михаил Сергее­вич, что получится в результате этого начинания, какие метаморфозы произойдут со страной за последующие двадцать лет? Представлял ли мас­штаб изменений не только в экономике и поли­тике, но и масштабы перестройки мировоззре­ния, психологии всех своих сограждан?
Думаю, вряд ли. И не потому, что был недаль­новиден. А потому, что этот опыт перемен оказался уникальным. И вряд ли мы до конца его осознали.
Я шла по Суворовскому проспекту, всматри­валась в витрины магазинов и лица прохожих, стараясь найти и зафиксировать эти изменения. Вот салон элитной мебели «Олигарх», фотосалон иностранной корпорации «Сапоп», с помощью услуг которого мы останавливаем мгновения се­годняшней жизни. Лощеное здание банка и на­против — обшарпанный винный магазинчик, у ко­торого привычно кучкуются уже изрядно повеселевшие безработные и бомжи. Но тем не менее не забывают поклянчить у меня мелочь. Середи­на рабочего дня...
А по проспекту мчатся машины. Много машин. Ну, «Жигули» — это мы видали и до перестройки, а иномарки — да, новый штрих к портрету боль­шого города. В них — вполне обеспеченные граж­дане, они смогли «перестроиться» и заработать себе на такую жизнь, какой до перестройки ник­то и помыслить себе не мог.
Почему одни люди смогли измениться, «впи­саться» в новые экономические условия, а другие остались на обочине жизни? Что мешает ог­ромному количеству россиян жить так, как они мечтали об этом в юности? Или как мечтают жить сейчас?
Почему? Мы же все, ну или почти все — доб­рые, хорошие, мы были честные и щедрые. Были? И еще мы — особенные. И остаемся особенны­ми. Эти особенности были причиной многих на­ших прошлых побед. Не стали ли они же источ­ником нынешних поражений?
До Клиники психотерапии Андрея Курпатова на Таврической улице я дошла с твердым желани­ем отыскать особенную и главную причину наших проблем и неудач.

Ну, первую отличительную особенность нашего народа я могу назвать и без обращения к психотерапевту: это — грандиозные задачи, которые мы любим перед собой ставить. Повернуть реки вспять выполнить пятилетку за три года, устроить миро­вую революцию, принести коммунизм всему ми­ру. Идея поставить диагноз всей стране — при­мерно из этой же оперы. Но все же не совсем. Действительно, самое важное в любом деле — цель, ко­торую ты перед собой ставишь. И конечно, средства, с помощью которых планируешь ее достичь. В ис­тории с мировой революцией мы преследовали странную цель — сделать ИМ хорошо, осчастли­вить все человечество. Правда, исходя из собствен­ных представлений об этом «хорошо», но сейчас не об этом речь. Взявшись за эту книгу, мы постави­ли перед собой цель более приземленную и до­машнюю —разобраться, как сделать хорошо НАМ самим. И достигать ее собрались ненасильственны­ми методами.
Поэтому и сформулируем цель иначе: в этой главе мы будем искать главную психологическую пробле­му, которая мешает нам жить. Хотя, как ни называй, аналогия с врачебной практикой все равно остается. В карточке больного сначала пишется основной ди­агноз и только потом — сопутствующие.
Андрей, давайте вначале расставим акценты. В этой серии уже вышли книги «Секс большого го­рода» и «Деньги большого города» и выйдет еще не­сколько. О чем вы уже успели рассказать подробно в других книгах и какие «мишени» определили для себя в этой?

Кстати, слово «мишень» это не только тер­мин из военного дела. В психотерапии так называ­ют самые глубокие, базовые, корневые проблемы че­ловека, на которые накручиваются все остальные, внешние его неурядицы. И именно с ними работает специалист. Помните анекдот про мастера, кото­рый кувалдой корабль чинил? Потребовал за рабо­ту 100 долларов, подошел к кораблю, походил, по­смотрел и ударил разок по корпусу. И корабль тронулся с места. А когда возмущенный заказчик спросил: «И что, я должен платить 100 долларов за один удар кувалдой?» мастер ответил: «Нет, за удар я беру один доллар, а 99 за то, что я знаю, куда ударить». Вот это «куда ударить» и есть психотерапевтическая мишень. Кстати, гонорар психотерапевта тоже на 99% состоит из того, что он правильно определяет эти «мишени».

— Первая книга в этой серии — «Секс большого го­рода». Она о том, как современные женщины ощуща­ют себя в отношениях с современными мужчинами. А ощущают они себя неважно... Мы не слишком об этом задумываемся, но женская эмансипация, начав­шаяся почти полтора века назад, уже сделала два полных круга и зашла на новый, на третий. Первый круг был очень важным — женщины обрели социальные пра­ва и перестали именоваться «вторым полом». Успех!
Второй крут, или, если хотите, виток, на который за­шла женская эмансипация (теперь уже, точнее говоря, это феминизм, а не эмансипация), на мой взгляд, при­нес женской половине человечества весьма спорные по­беды и трофеи тоже весьма сомнительного качества — произошла самая настоящая девальвация мужествен­ности, а «мужчина» превратился в вид хиреющий и вы­мирающий. Самим женщинам от этого стало не по се­бе, они исполнились негодованием и попытались си­лой выбить из мужчин мужественность — высечь, так сказать, огонь из камня. Но получили, как, впрочем, и следовало ожидать, обратный результат. И ситуация благополучно зашла в фатальный тупик. Третий виток...
В общем, по этому вопросу у меня есть несколько соображений, но книгу я адресовал не теоретикам, а практикам и рассказывал в ней не о том, что и как случи­лось в процессе внутри- и межполовых трансформаций последних полутора веков, а о том, как теперь женщи­нам жить со всем этим безобразием. Признаюсь, сде­лал это по необходимости. Уж слишком часто у меня спрашивают: «Как выйти замуж?» А тут все неправиль­но, начиная от самой постановки вопроса. Сплошные фантазии и очень мало здравого смысла, стремления разнообразные и ноль осмысленности. Вот, собственно, к этой осмысленности своего женского существования в пространстве мужчин я и призывал моих читатель­ниц со страниц «Секса в большом городе».
Вторая книга серии — «Деньги большого города». Деньги — это по большому счету только бумажки, сред­ство взаимообмена между людьми, производителями товара. Но мы относимся к ним очень лично: мы их любим, ненавидим, стыдимся их, презираем, времена­ми способны даже восхищаться ими. Все эти реакции слишком сильны и личностны, чтобы можно было ад­ресовать их неодушевленному предмету. Почему? По­тому что деньги давно стали для нас не просто пред­метом, но идеологической конструкцией.
Мы соизмеряем себя, других и вообще все вокруг с деньгами. Они стали мерой вещей, и не только вещей, но и мерой человечности, что уж, конечно, ни в какие ворота... Количество комплексов и предубеждений, связанных в нашем сознании и подсознании с день­гами, неприлично велико. Насколько это правильно? И как выработать в себе ровное, спокойное, взвешен­ное отношение к деньгам? Об этом мы и говорили с Шекией Абдуллаевой, когда писали эту книгу — «День­ги большого города».
Вообще же вся эта книжная серия в каком-то смы­сле — разговор о господствующих в нашем обществе взглядах, о наших представлениях о самих себе, о на­шей так называемой ментальности. А проще говоря, о социальных мифах. Все книги серии — это дискус­сия с существующими в обществе установками, ко­торые, скажу вам как психолог психологу, страшная сила. Сеансы черной магии с последующим разобла­чением.. . Мне кажется, об этом очень важно говорить. Ведь именно эти установки, социальные мифы — вы­ступаю сейчас от лица доктора — провоцируют на­ши психологические проблемы, по сути культивиру­ют и создают их. А как гражданин своей страны я считаю, что именно они — эти установки и социальные мифы — мешают нам развиваться, двигаться вперед, содействовать улучшению качества жизни огромного количества россиян.
—С какими человеческими иллюзиями вам чаще все­го приходится сталкиваться во врачебной и консульта­тивной практике? Они присущи человеку вообще или возникли в эти последние пятнадцать-двадцать лет?
— Вы правы, тут надо разделить — национальные, или, если угодно, социокультурные мифы и мифы (или лучше сказать — психологические иллюзии) общече­ловеческого употребления. В свое время, когда я заду­мывал книгу «Самые дорогие иллюзии», то в оборот были взяты именно эти — вечные общечеловеческие иллюзии, можно сказать — «архетипические» мифы. А писал я эту книгу в следующем режиме: собирал группу пациентов Клиники неврозов им. И.П. Павло­ва и рассказывал им об этих иллюзиях, каждый раз о какой-то новой. «Сегодня я расскажу вам про эту ил­люзию, завтра — про другую»... Всего получилось 15 таких лекций. Но потом, при сведении текстов, при выявлении принципиальных, узловых психологиче­ских заблуждений человека, у меня неожиданно по­лучилось всего четыре основные иллюзии. Остальные, как выяснилось, лишь производные от этих базовых заблуждений.
Первая иллюзия — это иллюзия счастья. Суть ее в следующем: у человека есть ощущение, что счастье находится «где-то», что оно прячется за неким гори­зонтом, в тридевятом царстве-государстве, что к нему надо совершить какой-то особенный прорыв, после чего искомое счастье и наступит, причем окончатель­но и бесповоротно — только бы добраться. Но, как всем нам хорошо известно, за каждым очередным таким прорывом обнаруживается, что счастье все еще за линией горизонта. Линия горизонта, вообще говоря, она всегда вдали, и идти к ней можно до бесконечно­сти. Собственно, с этой иллюзией боролись многие философы, по крайней мере восточного происхождения, ну и в особенности — психотерапевты: «Секундочку, — говорили они, — счастье только здесь и сейчас. Если вы сейчас не умеете его испытывать, то идти вам, собственно, некуда. Вы его все равно нигде не найдете, поскольку, если вы уже сейчас не испытываете счастья, его пока еще просто не существует в природе. Как можно его в таком случае найти?» Но в нас существует такой мотор, некий биологический механизм, который понуждает человека вечно куда-то бежать, ставить перед собой новые цели, достигать их, разочаровываться и заходить на новый круг. Поэтому мы постоянно испытываем неудовлетворенность и тем сильнее мечтаем об этом несбыточном, виртуаль­ном, придуманном нами счастье. Впрочем, в книге это все яснее и понятнее, на мой взгляд, изложено.
Вторая иллюзия, которую я определил в качестве та­кой архетипической, базовой, — это иллюзия опас­ности. Если коротко, то тут такое дело: мы, по самой ло­гике своего внутреннего устройства, все время предпо­лагаем, что в будущем случится что-то плохое, какое-то несчастье. Будущее неизвестно, а жить в неизвестности ужасно, поэтому наша психика вынуждена рисовать себе будущее. Но рисовать она его может, лишь основы­ваясь на своем прошлом опыте. А что значимо в на­шем прошлом опыте? Нейтральные моменты жизни или, может быть, счастливые минуты? К сожалению, ни то и ни другое. Инстинкт самосохранения вынуж­дает нас помнить вещи неприятные — на всякий слу­чай, как предупреждение, мол, бывает и такое, побе­регись! И вот мы этот свой прошлый опыт проецируем в будущее и видим там неисчислимое количество самых разных опасностей. Но реальная опасность скорее всего придет откуда-нибудь из другой точки, будет иной по со­держанию. Если какого-то несчастья нет в нашем опы­те, то мы и не думаем о том, что это может с нами слу­читься. А несчастья бывают разными... В общем, как шутит доктор, любовь, равно как и прочие неприятно­сти, нечаянно нагрянет, когда ее совсем не ждешь.
Третья иллюзия — иллюзия страдания. Суть ее та­кова: мы стремимся к роли слабого и беззащитного су­щества, поскольку, пребывая в этой роли, мы надеем­ся, что кто-то «сверху», увидев наши страдания, начнет нас опекать и защищать. Это, вообще говоря, такая стай­ная конструкция. В стае ты или вожак, или подчинен­ный. Если ты подчиненный — ты должен всячески изображать страдание, слабость, в этом случае ты с боль­шей вероятностью находишь некие выгоды, преимуще­ства, защиту со стороны сильных. Проявляя свои ам­биции, ты, напротив, нарываешься на конфликт, под­ставляешься под удар и будешь бит. В общем, усмири гордыню и страдай, а за то тебе будет Царствие небес­ное иже еси на небеси. Относительно социальной вы­годности страдания целые научные работы написаны и всяческие исследования проведены. Так что это не мои фантазии.
И последняя иллюзия — иллюзия взаимопонима­ния. Тут такая логика: за нашими словами скрывают­ся некие значения (смыслы), которые у каждого из нас разные. Значения слов, которыми мы оперируем, рождаются из нашего собственного, личного опыта, который, несмотря на универсальность понятий, у каждого свой. Мы же этого не понимаем и никак не учитываем. Когда мы кому-то рассказываем, например, о своих чувствах и ощущениях, мы передаем эту информацию знаками. Мы говорим: «Мне больно. Я страдаю». Но «больно» бывает по-разному: если один человек испытывал в своей жизни только боль от за­нозы или от того, что стукнулся лбом о низкий пото­лок, а другой пережил боль значительно более острую, непереносимую, до крика, то они просто не поймут друг друга. Да и страдание бывает ох какое разное...
В общем, как ни крути и ни упражняйся, все равно получается классическая триада мыслительных кон­струкций, о которых я рассказывал уже во многих сво­их книгах и научных статьях — «требования» (иллю­зия счастья), «прогнозы» (иллюзия опасности), «объяснения» (иллюзия страдания). И собственно отноше­ния знак—значение (отношение между ощущениями и образами подкорки, с одной стороны, и знаками, обитающими в сознании, — с другой) создают четвер­тую иллюзию — иллюзию взаимопонимания. Ника­ких других мыслей в наших головах нет, только «тре­бования», «прогнозы» и «объяснения», вот и вылеза­ют эти наши «автоматические мысли» (как называл их Арон Бек) в виде классических «иллюзий».
Это архетипические иллюзии, с которыми имеем дело мы все — независимо от исторического, так ска­зать, контекста и страны проживания.

Ну, насколько я понимаю, эти химеры преследо­вали еще древних римлян. Хотя вот так, по большому счету, у всех моих знакомых эти иллюзии присут­ствуют в полном комплекте, и совершенно точно портят им жизнь. Да и себя я узнала в этом описа­нии, как в зеркало посмотрела повнимательнее... Но, наверное, это еще полбеды: жило же как-то че­ловечество с этими иллюзиями испокон веков. Ка­жется, кроме «вечных» иллюзий за время этих гло­бальных социальных изменений мы заработали ряд своих, можно сказать, национальных.

<<<< содержание >>>>

 

 

 


главная | карта сайта | контакты | © 2007-2015 psychologi.net.ru