Psychologi.net.ru

 


Будь в курсе!

загрузка...

 

Топ 10 самых популярных книг

Владимир Леви "Искусство быть собой "

Владимир Леви "Травматология любви"

Андрей Курпатов, Татьяна Девятова "Мифы большого города с доктором Курпатовым"

Курпатов А. "С неврозом по жизни."

Андрей Курпатов "Семейное счастье"

Андрей Ильичев "Главный рецепт женской неотразимости"

Гущина "Мужчина и методы его дрессировки"

Эрик Берн "Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных"

Игорь Вагин, Антонина Глущай "Основной инстинкт: психология интимных отношений"


 

 

Не превращайтесь в заплеванный колодец

Принципы, которые позволяют создать надежные и искренние отношения с дорогим для нас человеком, как можно было заметить, не слишком сложны. Однако их реализация требует серьезных усилий. И только в том случае, если мы понимаем, что эти отношения — самое важное в нашей жизни, мы сможем пройти путь до конца. Отношения с близким и любимым человеком должны быть для нас приоритетными. Все возникающие трудности, даже самые незна чительные на первый взгляд, должны быть разрешены на месте, немедленно, и не могут быть отложены до лучших времен.
Традиционная тактика «стерпится, слюбится», «подождем до понедельника», «дело терпит» здесь категорически не проходит. К вопросу построения этих отношений нужно относиться, как к спасению утопающего судна, поскольку его плавучесть держится только на наших непрестанных усилиях. К сожалению, вероятность гибели лодки «совместного плавания» слишком велика. И хорошо, если она, неспособная к беспрестанному «кругосветному путешествию», в конечном счете затонет, а мы окажемся выброшенными на «необитаемый остров». Если это произойдет, то мы, по крайней мере, будем иметь возможность начать все сначала, отыскать нового «Пятницу», построить новое «плавательное средство» и выйти в открытое море.
Если же наш «корабль» затонет лишь одной своей частью или, не дай бог, «сядет на мель», ситуация окажется психологически куда более трудной и куда более накладной. Нельзя забывать, что у нас только одна жизнь, и если всю ее провести на «мели», в «ремонтном доке» или на абсолютно «необитаемом острове», то хорошего в этом мало. В конечном счете, это вопрос жизненной важности. И нелепо относиться к этому труду, как мы привыкли относиться ко всякому иному труду — как к повинности или наказанию с неизменным девизом: «работа не волк — в лес не убежит». Подобное отношение к созданию полноценных и стоящих межличностных отношений смерти подобно!
Учитывая значимость и серьезность вопроса, следовало бы просыпаться утром с молитвой на устах: «Господи, дай мне возможность поработать на благо моих отношений с близкими людьми, сделать эти отношения лучше, сделать их крепче, сделать нас счастливее!»; а отходя ко сну, повторять: «Сегодня я сделал много, но завтра мне предстоит сделать еще больше, ведь мои отношения с близкими людьми — это самое дорогое и самое ценное, что есть в моей жизни!». Подобный настрой сильно бы облегчил нашу жизнь, и вряд ли здесь можно перебор щить.

Мне часто задают вопрос: «Доктор, вот я все делаю, делаю, но так ничего и не получаю взамен. Это игра в одни ворота: ни ответа, ни привета». Что ж, надо признать, что такой вариант возможен; как известно, насильно мил не будешь. Жизнь следует принимать с ее ограничениями, ведь эти ограничения зачастую оказывают нам неоценимую услугу. Это как с силой трения: из-за нее мы ограничены в скорости передвижения, из-за нее мы не можем сдвинуть с места тяжелые предметы. Но ведь без этой силы, без этого сопротивления не было бы и движения, а любой предмет, сколь бы тяжелым он ни был, откатывался бы от нас после единственного к нему прикосновения.
Спрашивается, какой нам резон в ограничениях, которые встречаются в социальной жизни, в межличностных отношениях? Они заставляют нас меняться! Ведь если бы этих ограничений не существовало, если бы все складывалось, как мы того хотим, то мы бы не развивались, наша личность оставалась бы такой же незатейливой, как и у годовалого ребенка. Мы бы лишились возможности не только расстраиваться, но и ощущать счастье, наши отношения с другими людьми стали бы плоскими и постными, т. е. потеряли бы объем, насыщенность. Не зная разочарований и потерь, мы вряд ли сумели бы по достоинству оценить то, что имеем.
Наконец, видя подобные ограничения, мы можем «сортировать человеческий материал». Конечно, эта формулировка звучит грубовато, но давайте задумаемся: если человек, в которого мы вкладываем столько своих сил и души, не отвечает на эти вложения, что можно о нем сказать? Ну, можно сказать, что это «дурной человек». Но не будем заниматься оценкой и уценкой, в конечном счете, мы не последняя инстанция. Однако же мы совершенно точно можем сказать, что это «не наш человек», а выяснив это, мы сможем без труда освободиться от неподходящих нам отношений и двинуться дальше. И где-то там на пути нам повстречается «наш человек», человек, с которым мы сможем отстроить такие отношения, многократно окупающие вложенные в них усилия.

Мы должны научиться уважать самих себя, научиться ценить свой труд.
Мы должны работать, но мы не обязаны делать это «за так», «безвозмездно». Никто не обязывает нас производить бессмысленные и бесперспективные вложения, тем более такого объема и качества, какого требует от нас построение надежных и искренних отношений. Пора уже перестать жить по формуле: раз так, значит так, сиди и не дергайся. А почему, собственно? Если мы хотим жить хорошо и счастливо, если мы чувствуем в себе силы трудиться на этом поприще, то что может нас сдерживать? Нет, таких ограничителей нет, за исключением, конечно, каких-то уж совершенно исключительных случаев.
Может статься, что мы загнали свои отношения с близким человеком в настоящий тупик; может быть, мы и сами в этом сильно виноваты. Но теперь мы пытаемся войти в стадию реформ, а он не откликается на наши попытки перестроить сложившуюся конструкцию отношений, не отвечает взаимностью на наши инициативы. Что делать"? Продолжать в том же духе, лишая себя права на достойную жизнь и ограничивая права близкого человека на лучшую долю? Вряд ли это оправданно. Можно, конечно, уверять себя, что мы его любим, что он, возможно, изменится, но сколько продолжать эту историю? Ответ, как ни странно, дан нам в народной традиции…
О чем же говорит нам народная традиция? Какую бы сказку вы ни взяли, практически в каждой из них на счастье человеку дается три шанса (есть кое-где и разница в количестве, но общая тенденция такова: трех должно быть достаточно, а не управился — гуляй с богом). Всякие чудесные животные, волшебники и джинны дают героям сказок только три возможности: «Исполню три твоих заветных желания!» Любые испытания и тяготы выдаются человеку также троекратно: хочешь чего-то — «выполни три задания», «пройди три испытания». Причем два из этих трех желаний, как правило, вылетают в трубу, и только по выполнении трех заданий удача улыбается главному герою.
Мы оказываемся ровно в такой ситуации. Вза имодействуя с человеком, которому предостав ляем шанс откликнуться на наше к нему распо ложение, мы и себе даем труд пережить все тяготы его недоверия, настороженности и — слушайте внимательно — его слабости. Другой человек непременно будет относиться к нам с недоверием, он будет сомневаться в нашей искренности, наконец, он будет нас испытывать (например, провоцировать на конфликт), желая проверить нашу готовность видеть его самого за его поведением. Эти испытания мы должны будем пройти безропотно, если хотим быть уверенными в его уверенности в нас; и мы должны дать ему три шанса, ведь он имеет право на ошибку, он имеет право на недоверие, он имеет право на слабость, но не более трех раз.
Однако если «испытательный срок» слишком затянется, то это дело можно бросать, и причем без всякого сожаления. По всей видимости, этот человек не стоит того, чтобы тратить на него жизнь, а отношения с ним не будут делать эту жизнь счастливой. Короче говоря, у каждого из нас есть три попытки и одновременно три испытания. Если с трех раз ничего не решится, то с четвертого тем более, хотя измором можно взять кого угодно и что угодно. В любом случае четвертая попытка станет бессмысленной тратой сил, а четвертое испытание — это слишком: если он не умеет нас уважать и не хочет этому учиться, это не значит, что мы будем отказывать себе в уважении. И если мы будем хорошо работать, то нам будет за что себя уважать. Последующие «кусания локтей», признания и мольбы мало кому могут быть интересны.
Не превращайтесь в заплеванный колодец, научитесь уважать себя и ценить то, что вы делаете. Но не спешите ценить, прежде сделайте. И упаси вас Господь делать' это как одолжение, с претензией, с требованием «предоплаты», ведь в этом случае — это не он, а вы его испы тываете. Позвольте другому человеку вас испытывать, но не пускайтесь в те же тяжкие; право, легче три раза отдать, подарить, чем три раза выпрашивать и брать в долг. Если вы хотите искренних отношений, то не скупитесь на авансы искренности. В конечном счете, вы строите свое счастье, скупость в этом вопросе — безумие высшего порядка!

Не душите, но и не давайте соскучиться
Когда вы выстраиваете интимные (хотя бы только в психологическом плане) отношения с другим человеком, помните, что нужно знать меру чувств. Чувства — вещь хорошая, но никто из нас не хотел бы задохнуться в объятиях любви. Если задыхаться, то лучше угарным газом, а вот любовью нас душить не надо. Всякие отношения должны быть паритетными, вы можете авансировать, вы можете делать чуть больше, чем делается с другой стороны, но не перебарщивайте. Навязчивость — одно из самых неподходящих здесь качеств. Оставляйте человеку право на собственные шаги. Если вы его действительно интересуете (а это важно, в противном случае — зачем копья ломать?), то он сделает шаги в вашу сторону — и вам будет легче, и он не будет чувствовать себя парализованным.
Любые отношения с другим человеком — это, своего рода, шахматная партия: вы делаете шаг — он делает шаг, вы делаете — он делает. Если же вы берете на себя всю партию, «ходите» и за «белых», и за «черных», это уже не отношения, а игра с самим собой. Даже если ваши чувства очень сильны (и особенно в этих случаях!), не бросайтесь в отношения, как в омут, ведь на дне этого водоема могут оказаться коряги и металлоконструкции, может статься, что он и вообще не достаточно глубок для ваших «размеров». Позвольте другому человеку проявить себя, это даст вам возможность лучше его узнать. Часто, влюбляясь или очаровываясь, мы делаем множество необдуманных и ошибочных шагов именно потому, что не соизмеряем их с заинтересованностью противоположной стороны в отношениях.
Двигаться, действительно, нужно поступательно, но если вы, что называется, «рванете», вы можете оказаться этому человеку просто неинтересными. Интересно ведь неизвестное, скрытое, запретное, а распростертое, вывернутое наизнанку не вызовет даже банального «ориентировочного рефлекса». Всякий настойчиво предлагаемый товар подозрителен, а то, о чем ходят легенды, то, что никто и никогда не видел, — привлекает зачастую даже болезненным образом!
С этой стратегией, конечно, тоже не нужно перебарщивать: если вы в этой части перестараетесь, то интересующий вас персонаж может надумать о вас такое, что от него и вовсе никакого ответа не дождешься. Однако если выдать ему сразу все ответы, то какая уж тут интрига? Так что соблюдайте меру: умейте заинтересовать, дайте возможность проявиться исследовательскому инстинкту вашего партнера, не нужно вводить его в заблуждение, что с вами, мол, «все понятно».
Мне часто приходится слышать утверждение какого?нибудь супруга: «Да мы уже столько лет вместе живем… Я знаю его (ее) как облупленного (облупленную). Какое уж тут удивление, какое чувство… Скука одна». Но ведь это заблуждение и неправда. Мы и себя?то знаем лишь отчасти, а что уж говорить о других людях! Если бы, и вправду, кто?то знал нас доподлинно, разве же он не относился бы к нам с неослабевающей любовью? А возникали бы в этом случае конфликты и трения? Да никогда! С самим собой у нас ведь трений не возникает. Знаете, почему? Потому что мы себя очень хорошо знаем (не идеально, конечно, но все?таки), понимаем и поддерживаем, откуда ж этим трениям взяться? Взяться им, положительно, неоткуда. А вот с другими людьми, включая, конечно, и близких, у нас и конфликты случаются, и трения — естественное дело. Значит, не все тут ясно и понятно. Потом, когда супруг (или супруга) обнаруживает, что у его (ее) «второй половины» есть еще какая?нибудь «четверть» на стороне, он признает, «как был не прав». Но не лучше ли с этого начать?..
В каждом из нас есть своя загадка, своя индивидуальность, своя инаковость, что-то, что никогда не станет всецело ничьим достоянием. Берегите в себе эту крупицу и дайте знать другим, что она у вас есть. Это не значит, что нужно намеренно секретничать, но вы же особенные, как и каждый из нас, помните об этом. И уж ни в коем случае не пытайтесь выдумать свою индивидуальность — гиблый номер. В этом случае или ваш партнер догадается, что вы его надуваете, или же вы сами задохнетесь в собственной игре. Так что не душите других и не задыхайтесь, а умейте заинтересовать, заинтриговать той загадкой, за которой ходить не надо, — самими собой, своими чувствами, своей открытостью, своей уязвимостью и своей силой.

Зарисовка из психотерапевтической практики:  «Мои муж — водитель дивана…»  
Детские сказки часто заканчиваются словами «… с тех пор они жили долго и счастливо». Ребятишек такой финал, конечно, очень радует, ведь они не знают еще оборотной стороны этого ужасного слова «долго». До тех пор пока наши отношения с человеком находятся в начальной стадии становления, до тех пор пока у нас не сформировалась привычка, вся" эта ситуация нас несказанно будоражит, мы напряжены, взволнованы, чувствуем, так сказать, «остроту момента». Но время, как известно, лечит, а человек, что тоже не секрет, ко всему привыкает.
Со временем у нас формируется привычка, после чего любая ситуация, сколь бы «острой» и «яркой» она— ни была, теряет свой колорит. Чувства усмиряются и живут теперь в пределах этой привычки, скорее отыгрываясь по заведенной традиции, нежели возникая. Теперь уже нет прежних восторгов и треволнений, бессонных ночей и безумных поступков. Жизнь постепенно входит в свою новую колею, а пейзаж за окном нашего «экспресса» чем дальше, тем больше становится однообразным. В двери стучится скука…
В состоянии скуки жить тяжко. Это не значит, что мы хотели бы тревожиться и переживать, но чувствовать и» ощущать нам жизненно необходимо. Заедает на самом деле не быт, заедает однообразие, хочется чего-то новенького. А новенького-то и нет! Не получая желаемого, мы раздражаемся и выплескиваем свое раздражение на того, кто рядом, на того, кто раньше возбуждал наши восторги, был предметом чувств и помыслов, а теперь или пассивно сидит у телевизора, или монотонно наглаживает пеленки. Естественно, что раздражение одного неизбежно вызывает в другом ответное раздражение и желание уйти ко всем чертям, хотя бы и временно, «развлечься».
С этого момента формируется очень опасная и, я бы сказал, скользкая ситуация; в голове у каждого из представителей нашей пары (у кого-то больше, у кого-то меньше) формируется настроенность «искать счастье на стороне». Женщины, мучимые аналогичными проблемами, сбиваются в дружные кучки и устраивают себе «культурные программы». Мужчины, уставшие от своей «несвободы», или пьют горькую, или ухлестывают за сотрудницами по работе, иногда совмещая и то и другое. В отношениях поселяется ложь, нарастают холод и отчужденность. Наступает критический период, в головах формируются «концепции» — то ли содержащие в себе осуждение партнера, а потому оправдывающие собственный обман, то ли идеи «свободного брака» и т. п.
Да, самое страшное, когда мы теряем интерес друг к другу. Но это еще не означает, что нам уже нечем интересоваться. Это лишь психологическое состояние — «мне не интересно». На самом же деле проблема не в том, что мы не можем заинтересоваться. Вот именно с такой проблемой у меня на приеме и оказалась Мария; она была замужем уже 9 лет.
— Мой муж — водитель дивана! — так охарактеризовала Мария своего мужа.
— Это имеется в виду, что он целыми днями сидит на диване и читает газеты?.. — уточнил я.
— Не сидит, а лежит! — выпалила она, вытянула ноги, откинула корпус назад и повертела в руках воображаемой газетой, как рулем автомобиля.
Это выглядело забавно, и я рассмеялся. Обычно первыми от семейной скуки начинают изнывать мужья, мужчины вообще больше нуждаются «в перемене обстановки». Но в случае Марии инициатива была на стороне супруги: она устала от однообразия жизни. Мария уже стала думать о том, как уйти от мужа, но пугалась своих собственных мыслей, а потому предпринятый ею адюльтер, вопреки ожиданиям, никакого позитивного эффекта не возымел — ни радости, ни сил что-либо кардинально менять. Вот такой, стоящей у дорожного камня на распутье, я и повстречал Марию.
— Самое ужасное, что он хороший! Понимаете?! — сбиваясь ни то на крик, ни то на стон, рассказывала Мария. — Я его люблю, правда. Но и так я больше жить не могу. У меня тоска, вот тут, в груди… И я из-за этого на него раздражаюсь, злюсь, а потом на себя злюсь, что раздражаюсь. Запуталась я совсем, не могу так больше, устала…
— Так устали или заскучали? — поинтересовался я.
— Устала… заскучала… Устала от того, что заскучала, — подумала и постановила Мария.
— Так, значит, заскучали. Скучно вам и не интересно…
— Ну, я не знаю. Ну, вот если бы он мне изменил, что ли… Я бы в нем, может быть, мужчину увидела, заревновала бы, какие-то чувства стала испытывать, — Мария продолжала сокрушаться.
— Не лучший вариант… Наверное, уже даже пробовали его спровоцировать?

Да… — протянула Мария. — Подговорила подругу, чтобы она с ним пофлиртовала. А он посмеялся над ней, говорит: «Таня (а ее Татьяной зовут), я же женат! Ты, что, не в курсе?» Она ему: «В курсе! И что?..» А он ей: «И все». И я думаю — «все»…
—Так вы его любите или нет.
—Люблю, люблю! Но скучно мне, понимаете, тошно! — и Мария расплакалась.
После того как мы справились с этим приступом отчаяния, я предложил Марии простую вещь. Вернувшись домой, Мария должна была представить себе, что видит своего мужа первый раз в жизни, ну, как будто бы ее подменили и она — уже не она, а ее копия, подмененная копия. Воображение у Марии было замечательным, а потому задача эта труда не составила. Конечно, она отнеслась к моей затее скептически, но тогда я попросил ее прямо тут, на месте представить, что она и меня только что увидела. Мария попробовала. Ее взгляд заблестел и стал меня педантично сканировать, я улыбнулся:
— Я вижу, у вас получается! Вот точно такой же номер.
— И что, поможет? — спросила, как ребенок, Мария.
— Поможет, не поможет… вы сделайте, а там уже будем разбираться, — отбоярился я.
Она появилась у меня через неделю — в приподнятом настроении, смешливая, глаза прищуренные:
— Доктор, а у вас еще какой-нибудь есть метод?
— Прежний, значит, не помог? — с подвохом спросил я.
— Если бы не помог, то я бы второй раз к вам не пришла, — ответила Мария, разгадав мою двусмысленную интонацию. А как вы догадались?..
Ну, о чем я «догадался»? Конечно, я ни о чем не догадывался, это не мой профиль. Я просто оценил ситуацию — подумал, как ведет себя Мария, подумал, как может вести себя любящий мужчина, который сталкивается с таким поведением супруги, а потом просто предложил архимедову «точку опоры».
Вот представим себе: Мария разочарована в муже и обвиняет его в том, что ей стало «и скучно, и грустно, и некому руку подать». Как он может интерпретировать ее раздражение? Истинные причины ему неизвестны, а потому он думает — или «Опять вздурилась старая баба, не дает старику мне покоя!», или «У Машеньки, видимо, сегодня неважный день. Может быть, что-то на работе? Ну, не буду ее беспокоить, почитаю газету». В любом случае в ответ на Машино раздражение муж должен был самоустраниться, что Марию вывело бы из себя, а потому она снова стала бы себя накручивать.
Теперь представим, что Мария приходит и смотрит на него так, как она смотрела на меня, когда мы проводили с ней аналогичный эксперимент: с некоторым удивлением, внимательно, с обостренным познавательным инстинктом. Если он думает по первой формуле — «вздурилась старая баба», тут возможно два варианта. Во-первых, вполне возможно, что у него уже завелась какая-нибудь подружка (не будешь же все время терпеть, что тебя жена терроризирует), тогда он, вероятно, испугается, что Мария стала о чем-то догадываться, и среагирует, что в нашей застопорившейся ситуации и требуется. Во-вторых, увидев странную перемену в своей супруге, он — честный и благоверный — решит, что у нее что-то приключилось на стороне, а потому тоже как-то среагирует. То есть, как ни крути, без реакции не обойдется.
Если же он думает по второй формуле — «Машенька не в духе», то, увидев жену в возбужденном состоянии, решит, что «Машенька в духе», и проявит свои чувства, которые длительное время находились в простое. Это было бы совсем хорошо. Так, по всей видимости, и произошло, т. е. была вторая формула, а его чувства давно выжидали, когда же им можно будет легализоваться. В ответ на «странное поведение» супруги он развеселился, предложил ей сходить в кино, т. е. сходу получилось свидание. Маша, которая сначала смотрела на него с интересом только потому, что ей так доктор «приказал», теперь, и вправду, смотрела на него с интересом.
—Я все сделала, как вы сказали. Приехала домой, стою на лестничной площадке и инструктирую себя: «Сейчас ты увидишь незнакомого мужчину. Что бы он ни делал — ты его не знаешь, все это происходит первый раз в твоей жизни. Тебя подменили, ты не Маша — ты лазутчица». Накрутила себя, открываю дверь в квартиру, он выходит меня встречать, я смотрю на него… Он на меня смотрит, а потом как обрадуется чему-то и говорит: «Пошли в кино, хороший фильм показывают!» Я думаю: «Что такое? С ума, что ли, сошел совсем?» Ну, мы пошли, потом, вы не поверите, в ресторан он меня повел, цветы купил. Уж сколько я от него цветов не видела?.. С 8 марта! И я смотрю на него: ну, словно подменили!
Заинтересовалась… А что, и вправду, раньше было не интересно? Или просто не интересовалась? Просто не интересовалась, убедила себя: «Все, жизнь кончилась, муж — водитель дивана. Тоска!» И стоило Марии только чуть-чуть изменить свое поведение в отношении мужа, и вся ситуация встала с головы на ноги. Учитывая яркий и взрывной характер Марии, трудно было предположить, что она вышла замуж за человека, который «ни рыба, ни мясо». «Обходительный и предупредительный» — это может быть, а «полуфабрикат» — вряд ли. Только мужчины редко правильно интерпретируют женское поведение (ведь женщины любят их за нос поводить, в результате случается дезориентировка), получаются казусы: она думает, что он «водитель дивана», а он просто старается ее не тревожить.
Вот, собственно, все это я и объяснил Марии при второй нашей встрече. А она сделала правильный вывод: мы вполне можем влиять на ситуацию, только не нужно думать, что «все кончилось», и если любишь — надо любить, а не «ерундой заниматься» (ее слова!).

Не бойтесь говорить друг другу…
И наконец, самый неоригинальный совет: не бойтесь говорить друг другу комплименты, вообще не бойтесь говорить друг с другом. Но ради всего святого, забудьте о том, что такое спор, а тем более — что такое выяснение отношений. Если вы начали выяснять отношения, считай те, что на этом ваши отношения закончились, наступило время судебной тяжбы. И если ваш партнер, не дай бог, затеял спор или выяснение отношений, не теряйтесь и не поддавайтесь на эту его минутную слабость. Выслушайте спокойно все, что он вам скажет, дайте ему возможность выпустить пары, а потом просто смотрите ему в глаза (только, чур, без осуждения, без презрения и недовольства). Вы увидите его смятение, ведь он, положа руку на сердце, ничего такого не хотел вам говорить, «просто так получилось». И вы покажете ему свое расположение, ведь вам хорошо известно: нет лучшего способа обезоружить «противника», чем не ответить на его предложение «поиграть в войнушку».
Нас, к сожалению, не учили искренне говорить приятные и милые вещи, и мы не умеем этого делать — ком встает в горле, дыхание пресекается, язык немеет. И ведь мы лишаем себя самой приятной вещи в жизни: возможности восхищаться, выражать свое восхищение, сообщать собственную радость. Если вы любите человека, если вы им дорожите, то вы не можете не испытывать чувства радости и восторга. Но что такое восторг, который мы не способны выразить? Он непременно глохнет и чахнет. Что такое радость, которую вы не имеете возможности сообщить другому? Она хиреет, как та цапля, — «цапля чахла, цапля сохла, цапля сдохла». И с другой стороны, какое счастье, когда тобой восхищаются, когда тебе радуются! Мужчины и женщины, старики и дети — все поголовно готовы отдать за минуту подобных реакций полжизни! Ну, так зачем же держать любимых людей на голодном пайке, притом что это «кормление», во?первых, не потребует никаких усилий, а во?вторых, так приятно для самого восхищающегося и сообщающего свою радость?!
Совершенно естественно, что мы хотим сделать человеку приятное. Но если вы собираетесь сде лать человеку что?то приятное, вы должны предварительно выяснить, будет ли это — то, что вы собираетесь сделать ему приятно. Когда кто?то восклицает: «Я столько для него сделал, а он…», всегда встает вопрос: а было ли в этом «столько» хоть что?то, в чем «осчастливленный» испытывал потребность? Возможно, все эти «любезности», оказанные ему нами, были для него не только никакими не любезностями, а, напротив, самыми настоящими обременениями. Утверждать потом, что ты потратился, а он не был тебе благодарен, это все равно что говорить: «Я потратил столько сил, а он, видите ли, недоволен!» А кто будет доволен обременением? Никто, как бы вы ни уверяли обремененного, что эта затея далась вам с большим трудом.
Единственный род высказываний, которые могут быть признаны «универсально?прият ными» для любого человека, — наши искрен ние и эмоциональные сообщения, содержа щие в себе описание нашей радости, нашего восхищения, обожания, признания и т. п. Что ж, по крайней мере, одно вы знаете точно: если вы говорите человеку приятные вещи, ему не может не быть приятно. А что значит приятной Это значит, что вы, выражаясь грубым физиологическим языком, даете ему «положительное подкрепление», т. е. формируете у него связанный с вами условный рефлекс позитивного содержания. Единственное, о чем нужно помнить, так это о том, что комплимент комплименту рознь — то, что нам кажется комплиментом, для кого?то напоминание о его недостатках. Например, подросток считает, что он слишком высокого роста и тяготится этим; опрометчиво говорить ему: «Ах ты, какой молодчина! Вымахал?то!» — он, скорее всего, обидится. Так что с комплиментами нужно быть очень осторожным. Если вы не уверены, то лучше просто скажите, что вы «очень рады», и можете даже не уточнять, чему именно, получивший такое сообщение сам придумает причину.
Не скупитесь на похвалы. Помните, что, ко гда вы неважно отзываетесь о чем?то, что сде лал человек, он испытывает неприятные ощу щения, которые ассоциируются не с тем, что он сделал, а с вами, лично с вами. Нужно ли вам это? Вряд ли. Поскольку, если что?то сделано, то в полной мере это сделанное назад не воротишь. А вот оказаться на «плохом счету» — участь незавидная, ведь в следующий раз вас будут слушать еще меньше, а потом еще меньше, а вслед за этим — вообще перестанут слушать. Вы будете сотрясать воздух, вызывая тем самым только тоску или раздражение.
Поэтому будьте предусмотрительными: источайте благожелательные отзывы. Даже если кто?то сделал что?то не так, а ваша рекомендация имеет своей целью поправить сложившееся положение дел, сосредоточьтесь не на оценках, а на обсуждении вариантов решения проблемы. Если дело не поправишь, скажите: «Есть нюансы, но, в целом, все нормально. Ничего страшного не произошло». А лучше вообще почаще говорите, что «все хорошо», в этом случае это «хорошо» будет ассоциироваться с вами, и в дальнейшем вы сможете в большей степени влиять на ситуацию. В конечном итоге важно не то, что произошло, а то, что будет происходить, так что работайте на перспективу.
Никогда не критикуйте других людей. Никому и близко не нужна наша критика, кто бы и как бы о ней ни просил. Если нас просят о «критике», то имеют в виду ожидание предложений, вариантов решения проблемной ситуации и т. п. И вы, со своей стороны, желая оградить себя от критики какого?нибудь лица, вполне можете ему сказать: «Я в некоторой растерянности. А как мне лучше было бы поступить?»; и как только ответ будет вами получен, не дожидайтесь, пока критикан снова вернется к своим пафосным обвинениям и прочей укоризне, сразу же говорите:
«Это хорошая мысль. Я так и сделаю (или: Я подумаю, как это лучше сделать)». Проявляйте доброжелательность — это всегда привлекает людей, это всегда импонирует, но никогда не заискивайте и не занимайтесь самобичеванием. Помните, что по?настоящему уважают только тех, кто сам себя уважает.
Кстати говоря, проявление восхищения — один из самых простых способов пробудить к себе интерес. Люди, в общей своей массе, непривычны к проявлениям восторгов и любят высматривать недостатки, а не достоинства. Вот почему всякий, кто способен открыто демонстрировать свою радость и восхищение, автоматически вызывает к себе неподдельный интерес. Вы, грубо говоря, заставляете человека задуматься над вопросом: «Что же он там такое увидел, чем так восхитился?». И если вы найдете хотя бы пару доводов для обоснования своего восхищения, то непременно станете желанной «загадкой» для этого «пасмурного» субъекта. Короче говоря, дарите радость, сообщая свою радость, вызывайте восхищение, сообщая свое восхищение, порождайте восторг, приходя в восторг. Подобная нехитрая политика — лучший способ радовать и себя, и тех, кого вы хотели бы радовать, чтобы радоваться.
Учитесь общаться, сообщая позитивные эмоциональ ные переживания. Поверьте, другим людям не так инте ресно то, что мы думаем, как то, что мы чувствуем. Впрочем, наши негативные, отрицательные чувства тоже никого не интересуют. Это вас печалит?.. Бросьте! Слава богу, что наши «слезы и сопли» никому не нужны! Когда
они и нам перестанут быть интересными, тогда?то и наступит настоящее счастье, которым, кстати, вполне можно будет поделиться с близкими людьми. Они, буду чи нам по?настоящему близкими, лишь умножат наш эмоциональный дар, вернув его обратно сторицею.

Вместо заключения

БЕРЕГИТЕ СЕБЯ

 

В заключение этой книги мне не остается ничего другого, как сказать своему читателю: берегите себя. У нас с вами одна?единственная жизнь, и это очень много, нужно только правильно ею распорядиться. Для этого мы должны определить свои самые важные «инвестиционные проекты» и помнить о том, что только правильное отношение к вещам делает их правильными. Впрочем, есть и еще один нюанс — наше душевное состояние, о котором нужно заботиться.

Определите свои самые важные инвестиционные проекты
Как уже было сказано выше, у нас два возможных направления собственной инвестиционной политики: с одной стороны, мы можем инвестироваться в разнообразные дела и деловые проекты, с другой стороны, мы можем инвестироваться в других людей. Надо признать, что оба варианта достойны и рассмотрения, и реализации. Вкладываясь в дела, вы находите для себя возможность самореализации, вкладываясь в других, вы находите для себя возможность личностного роста (понаучному называется «самоактуализация»).
Самореализацияэто возможность реа лизовать свой психический потенциал, т. е. воплотить в жизнь свои способности и талан ты. Заставить работать свой мозг — значит обеспечить себе яркую жизнь и старость, свободную от маразма. Все это на самом деле очень серьезные вещи. В каждом из нас скрыто множество дарований, и если мы находим им достойное применение, то это существенно нас же и обогащает. Однако многие пугаются возможных трудностей на пути к самореализации, кто?то считает, что без воплощения своих способностей и дарований можно обойтись. Впоследствии мы очень переживаем, но, даже переживая, немногие из нас решаются наверстать упущенное. В результате жизнь наша становится блеклой, полной самоуничижения, тоски и печали.
Самоактуализация (или личностный рост) — это путь, по которому идут люди, совершен ствуя свою человеческую природу. Мы от природы достаточно трусливы, вместо того чтобы наслаждаться искренними отношениями с другими людьми, мы, напротив, постоянно ожидаем с их стороны подвоха, вступаем с ними в борьбу и в борьбе этой превращаемся в удивительно отвратительных (самим себе отвратительных) типов. Страх искренности, страх проявления нежных и трепетных чувств делает нас ограниченными. В результате мы лишаем себя права на подлинную внутреннюю свободу, а потому и на настоящую радостную жизнь. Однако же, преодолевая свои страхи, открываясь другим людям и открывая для себя других людей, мы вырываемся из той затхлой жизни, на которую обрекает нас наш собственный психический аппарат, склонный к борьбе за выживание, чего он и добивается, генерируя наши, столь разнообразные страхи и тревоги.

Когда вы решаетесь инвестироваться в дела и свершения, т. е. занимаетесь самореализацией, вы должны помнить две вещи. Во?первых, проигрышными следует признать только те дела, которые не приводят к каким-то конкретным, ощутимым результатам. Добиваясь каких-то конкретных результатов, мы можем убедиться в том, что наша деятельность продуктивна, т. е. мы имеем обратную связь. Если же никаких конкретных результатов наша деятельность не приносит, то ни «сверить часы», ни «проверить правильность избранного нами курса» невозможно, что чревато серьезными ошибками. Во?вторых, каким бы ни был результат (только бы он был конкретным), он все равно принесет нам какую-то прибыль; нужно только суметь ее разглядеть. Всеобщее признание, например. Но, даже не будучи признанными, мы можем радоваться тому, что мы делаем, обретать новый опыт, радовать окружающих и т. д., и т. п.
Когда же вы решаете инвестировать себя, свои силы и душу в другого человека, помните, что этот путь всегда начинается с жертвы, т. е. с вашей готовности осуществить безвозмездное пожертвование. Не требуйте немедленных дивидендов, не живите по формуле: «ты — мне, я — тебе». Поступайте так, как поступал Иван-Царевич в русских народных сказках, когда он отпускал восвояси всяческую попавшуюся ему живность взамен на неопределенные гарантии: «Я тебе еще пригожусь!» Если вы докажете другим людям, в которых вы осуществляете инвестицию своего сердца, что готовы быть по-настоящему бескорыстными, То можете быть уверены, что они еще сослужат вам великую службу — подарят вам радость, взаимность и доброту. Впрочем, здесь надо иметь в виду и еще кое-что, помните, что не всякая такая инвестиция может быть удачной. «Золотая рыбка», как следует из сказки, ограничила свои пожертвования тремя «подходами», если и после третьего человек не отвечает вам взаимностью, не проникается к вам своей душой, то оставьте эту затею, дальнейшие ваши пожертвования эффекта не возымеют.
Если вы хотите быть успешными, помните, что всякое ваше действие, каждый ваш шаг или поступок должен быть осмысленным. Все, что вы делаете, работает на вас. Если вы делаете что-то неправильно, это тоже работает на вас, но со знаком минус. При этом вся «неправиль ность» может быть заключена только в одном: ваша деятель ность лишена осмысленности. Осмысленное действие — это действие, которое или же способствует вашей самореали зации или же вашей самоактуализации. Всякие иные дей ствия — бессмысленная трата сил, которые вы вполне можете сэкономить.
Зарисовка из психотерапевтической практики: «Доктор, вы не поверите  я поверил!»  
Специфика моей работы состоит в том, что мне приходится видеть работодателей и наемных рабочих, безработных и чиновников, супружеские пары и большие семьи, любовников и жертв несчастий, и вообще самых разных людей и самые разные отношения между ними, причем все это изнутри. Ко мне сначала приходят с трудностями, а потом с достижениями. И потому путь от затруднительных ситуаций до их разрешения знаком мне по опыту не только собственному, но и по опыту сотен моих пациентов. Что же говорит этот опыт? Он свидетельствует: неразрешимых ситуаций не существует, и даже если в какой-то части все кажется бесперспективным, то неизменно существуют другие части, которые вполне могут составить наше счастье, а счастье не бывает неполным — оно или есть, или его нет.
Лично у меня нет никаких сомнений: для того чтобы стать эффективным управленцем своей жизни, ею нужно, просто заняться. Те нехитрые правила, которые мы обсуждали в этой книге, — достойные помощники, сочетающие в себе мудрость поколений и представления современности. Не следует думать, что наши предки сильно ошибались, в противном случае мы вряд ли бы так хорошо теперь жили.
Когда кто-нибудь говорит, что все это хорошо известно, у меня возникают некоторые сомнения в том, что человек понимает свои собственные слова. Если у него, как теперь говорят, «все супер», то, безусловно, ему изложенное здесь хорошо известно. Если же у него есть проблемы, то, значит, в каком-то из этих правил он еще не освоился в должной мере, а потому ему надлежит отыскать и устранить имеющиеся «белые пятна». Да и потом, «знать» можно по?разному, можно знать отвлеченно, а можно знать на опыте. Последнее куда ценнее!
Ниже я сформулировал те открытия, которые переживают мои пациенты, когда начинают использовать прописанные в этой книге формулы.
Во-первых, жизнь такова, какой мы ее делаем, а мы можем ее делать, и должны ее делать, если хотим жить достойно и счастливо.
Во-вторых, все зависит от нашего образа мысли — если он пессимистический, то ничего не получится, если же мы пытаемся мыслить конструктивно, то все задачи решаются.
В-третьих, нет безвыходных ситуаций, а есть ощущение безвыходности, но это далеко не одно и то же, ведь ощущение можно побороть действиями, поступками, решениями.
В-четвертых, то, что кажется сложным, на деле оказывается простым и незатейливым, а вот то, что кажется на первый взгляд простым, часто требует куда большей серьезности и продуманности действий.
В-пятых, ничего нельзя бояться, поскольку страх — это единственное серьезное препятствие на пути к успеху; но следует помнить, страх может скрываться за маской гордости, за личиной «принципов», и такой, закамуфлированный, страх самый зловредный.
В-шестых, мы заложники не обстоятельств, а собственных привычек, собственной тенденциозности, по сути, собственной ограниченности, с которой всегда, впрочем, можно справиться, если захотеть.
В-седьмых, не нужно ждать, что другие люди сделают все, что надо и как надо, нужно действовать самим, и это ничуть не накладно, накладно как раз ждать; нам никто ничего не должен, но мы можем побудить в человеке искреннее желание сделать то, что, в конечном итоге, будет важно для нас обоих.
В-восьмых, то, что случилось, уже случилось, из этого нужно извлечь выводы, но не стоит на этом зацикливаться; жизнь наступает, поэтому то, что мы сделаем сегодня для «завтра», значительно важнее, нежели наши мысли о «вчера».
В-девятых, работать нужно, мы должны быть заняты делом, мы должны обогащать свою жизнь, без этого — никуда; но к работе нужно относиться как к флирту, только в этом случае мы будем успешными, а в противном случае она нас просто раздавит.
В-десятых, флиртовать (в традиционном понимании этого слова) без толку, ведь единственное, в чем мы действительно нуждаемся, — это в том, чтобы обрести счастье настоящих, глубоких, искренних и долгосрочных отношений; и эти отношения требуют от нас труда, который окупается, как никакой другой.
В сущности, все достаточно просто. Я надеюсь, что эти сентенции не останутся «добрыми пожеланиями», а станут вашим ощущением жизни, вашим опытом. Примеряйте эти правила к своей жизни, будьте внимательными к ней и к себе, и тогда у вас все получится.

Научитесь пользоваться своим психическим аппаратом
Ну и о самом главном. В школе каждый учитель уверял нас, что его предмет самый важный, что без его предмета мы никуда. Сомневаюсь, что кто?то из них хотел нас обмануть, они действительно так думали и, я уверен, продолжают так думать. Сейчас я позволю себе уподобиться такому учителю, утверждая: самое важное в жизни — это наше ощущение жизни, а наше ощущение жизни (то, как мы ее проживаем) есть результат работы нашего психического аппарата, а потому без умения пользоваться своим психическим аппаратом нам никуда не деться — это самое важное. У нас направляют на прием к психиатру или психотерапевту все, кому не лень. Звучит это примерно следующим образом; «Слушай, тебе, наверное, надо к психиатру сходить, подлечиться!» Понимаете, о чем говорю: ругательство у нас такое, по знаменитой формуле: «А не пошел бы ты…» Мне, как представителю указанных специальностей, конечно, обидно сознавать, что наша культура так далеко пошла… Тем временем культура цивилизованного мира цивилизованно направилась в другую сторону. Может быть, наша беда в том, что мы самые умные, или, по крайней мере, так думаем? Мы знаем от чего у нас что, а что с того?..
Великое заблуждение заключается в том, что знание истинных причин внутренних психологических проблем и конфликтов обеспечивает их исчезновение. Этот странный даже с логической точки зрения миф посеяли господа психоаналитики. Они рассуждали примерно следующим образом: каждый человек страдает от множества запретных сексуальных желаний и фантазий. Поскольку реализовать эти желания и фантазии по причине весьма негативного отношения к ним общественной морали человеку не удается, то в бессознательном этого человека возникают серьезные напряжения. Эти напряжения и выливаются в самые разнообразные невротические симптомы: страхи, навязчивости, вспышки агрессии, профессиональную непригодность и личную несостоятельность и т. п.
Весьма убедительно. Но из чего следует, что человек, узнавший о том, что его жизнь так безнадежно не задалась, излечится от подобных симптомов? По всей вероятности, от осознания своего бедственного положения его состояние не только не улучшится, а, напротив, благополучно пойдет ко дну! Все эти опасения и подтверждаются результатами не ангажированных психоаналитиками научными исследованиями. Пациенты, прошедшие психоанализ, вылечиваются не чаще, чем те, кто вообще никак не лечился, а вот, например, уровень агрессии у жертв психоанализа по отношению к родственникам заметно увеличивается.
Действительно, думать предложенным психоаналитиками образом это все равно что полагать: если мы знаем, как зачинается, вынашивается и рождается ребенок, то это неизбежно приведет к исчезновению последнего. Из опыта вроде бы известно, что от этого дети не исчезают, а из практики акушеров-гинекологов — что они от того еще чаще появляются. Искать причины психологического страдания, конечно, можно, но стоит ли? Может быть, дело в том. что мы просто реагируем не так, как нужно, думаем о том, о чем не стоило бы думать, переживаем там, где при здравом-то рассуждении совсем и невозможно переживать?
Нас 70 лет убеждали и, кажется, убедили, что личной жизни у человека нет, что психика его — это несчастный придаток, на который не следует даже внимания обращать, если же все-таки какие-то и возникают у человека проблемы, то он должен справиться с ними сам, усилием воли, а то и каким другим усилием, но непременно, чтобы никто об этом, т. е. о его проблемах, не знал.
Вот мы так и живем — сплошным усилием, уставая нещадно! Хуже всего приходится тем, кто относится к разряду «самых умных», поскольку им кажется, что они знают, почему у них проблемы, отчего они переживают, откуда взялась их депрессия, а также каковы причины их хронических неудач в личной и общественной жизни. Несведущие в вопросах тонкой и крайне сложной работы психического аппарата, эти всезнайки увязывают все свои неудачи с какими?то «объективными причинами», т. е. внешними, жизненными обстоятельствами. Поскольку же психотерапевт на эти обстоятельства, как правило, повлиять не может (и это истинная правда), то и ходить к нему незачем. Так, или примерно так, рассуждают наши умники, а тем временем их жизнь катится по наклонной плоскости — от неудачи к неудаче.
Разумеется, психотерапевт — не представитель службы социальной помощи, не Старик-Хоттабыч с волшебной бородкой, и даже не товарищ по несчастью. Он — доктор, который разбирается в том, как функционирует психика. И, по большому счету, ему дела нет, что там «накапливалось» и что куда «вылилось»; он реализует возможности, которые позволяют человеку с наименьшими психологическими потерями выйти из создавшегося положения за счет подключения здоровых сил нашей психики. Резервы у нас есть, только вот где они лежат, неспециалисту, к сожалению, неведомо, будь он хоть семи пядей во лбу.
Представим себе ситуацию, что человек действительно в курсе того, что с ним случилось, почему случилось, как случилось. Однако же, если бы он знал, и как от всего этого избавиться, то страдал бы, верно, три секунды, а потом — раз! — и на психологическую свободу от страхов, треволнений и неудач. Но раз страдает, значит, не знает. Иными словами, важно знать, что делать. В умных книжках, говорят, есть эти спасительные рецепты. Лично я встречал их только в очень умных, которые и не всякий?то специалист осилит.
В популярных изданиях, как правило, на одну важную психическую формулу приходится три, а то и десять откровенно вредных. Конечно, если начнешь на себе испытывать, то, скорее, только взвоешь еще сильнее. Вот почему для желающих получить достоверную и полезную информацию я подготовил целую серию книжек: «Счастлив по собственному желанию!», «С неврозом по жизни», «Как избавиться от тревог, депрессии и раздражительности», «Самые дорогие иллюзии и самые важные правила», «Красавица и чудовище» и др. Хотя эти книжки, действительно, содержат все что нужно, чтобы справиться с психологическими проблемами, работать над собой все равно придется. Там написано «как», но ни я, ни кто другой не может сделать это за вас, все описанные в этой книге упражнения надо выполнять. Знать мало, надо еще и делать! Попробуйте, я уверен, у вас получится!

 

<<<< 1 2 3 4 5 6 7  

 

 



главная | карта сайта | контакты | © 2007-2015 psychologi.net.ru