Psychologi.net.ru

 


Будь в курсе!

загрузка...

 

Топ 10 самых популярных книг

Владимир Леви "Искусство быть собой "

Владимир Леви "Травматология любви"

Андрей Курпатов, Татьяна Девятова "Мифы большого города с доктором Курпатовым"

Курпатов А. "С неврозом по жизни."

Андрей Курпатов "Семейное счастье"

Андрей Ильичев "Главный рецепт женской неотразимости"

Гущина "Мужчина и методы его дрессировки"

Эрик Берн "Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных"

Игорь Вагин, Антонина Глущай "Основной инстинкт: психология интимных отношений"


 

Часть третья:
«ЗОЛОТЫЕ ПРАВИЛА»
(или как сделать свою жизнь «прибыльным предприятием»)

 

Теперь нам осталось ответить на вопрос, вынесенный в подзаголовок этой книги, — как быть полезными себе и другим. В самом сжатом виде ответ представляется таким: надо уметь быть эгоистом, и обязательно правильным эгоистом. Почему? Это явствует из двух предыдущих частей книги — мы все делаем для себя, но наше счастье в других, поэтому делать для них — это не то чтобы наш долг, это наша священная обязанность перед самими собой. Но, наверное, необходимы какие-то конкретные рекомендации? Что ж, изучим четыре правила — «достатка», «запроса», «времени» и «решения». Я назвал их золотыми, назвал бы и платиновыми, но суть дела от этого не меняется: быть полезными себе и другим — это не искусство, это норма счастливой жизни.

Глава первая
ПРАВИЛО ДОСТАТКА
(или бери то, что можешь взять)

Первое правило звучит очень просто: если тебе уже довольно, то дальше будет одна только прибыль. Впрочем, у слова «довольно» есть свой секрет — оно становится действенным только в том случае, если мы умеем проживать то, что дает нам жизнь, и не пытаемся найти в ней то, чего в ней нет.

Подайте Христа ради...

Тезис звучит следующим образом: «бери то, что можешь взять». По правде сказать, у всех нас руки загребущие: нам всегда мало, всегда недостаточно, и все не то, не так и не здесь, а то, чего хочется, вечно скрывается где-то там, за горизонтом. И то, что за горизонтом, — это нам особенно нужно. Оно нас манит, как запретный плод, оно кажется нам чем-то особенным, исключительным, необычайно нужным. И вот нас это желание просто жжет изнутри — выньте да положьте!
То, что мы могли бы взять без особых усилий, интереса у нас не вызывает. К этому мы относимся как к самому собой разумеющемуся и с некоторым, я бы даже сказал, пренебрежением. Хотя это странно, поскольку, как известно, взять можно только то, что можно взять, и нельзя взять того, чего нельзя взять. Но в том, что можно взять, для нас нет куража, что ли, какого-то. А нам кураж нужен, обязательно!
Представьте себе, вот у нас уже что-то есть, чего в нем интересного? Книга в магазине интереснее, чем когда ты ее уже купил да на полку поставил. А через неделю она вовсе становится неинтересной — скучная какая-то... И мы думаем: «А-аа, как-нибудь в другой раз прочту!» И со всем так: «Все, спасибо, это у меня уже есть. А может, у вас что-нибудь другое имеется?» То, что у нас есть, мы этим, как нам кажется, уже обладаем. Подчеркиваю — как нам кажется! Сейчас же нам предстоит узнать, что это абсолютное и досадное заблуждение.

Все, что мы уже имеем, становится нам неинтересным, оно «уже есть».

Так работает инстинкт самосохранения с его поисковой активностью, желанием двигаться вперед и дальше. Мы всегда смотрим вперед, на «перспективные проекты», причем с самого раннего детства. Вот вы приходите с ребенком в «Детский мир» и понимаете, что какая-то игрушка ему очень понравилась. Куда бы вы теперь ни пошли, он будет всеми правдами и неправдами тянуть вас к тому — заветному для него — прилавку, туда, где он заприметил свою «прелесть».
«Смотри, какой хороший конструктор! У Маши и Пети такой есть!» — будет причитать ваш малыш, но ровно до тех пор, пока вы не оторвете от сердца нужную сумму и не выложите ее за эту покупку. И вот купили, теперь вы, удовлетворенные собственным решением, двигаетесь на выход, и вдруг — о чудо! Ваш ребенок держит в руках только что купленный конструктор, но его голова странным образом поворачивается на 180 градусов — он заметил что-то еще! «А давай еще там посмотрим?» — говорит вдруг дитятя, и глаз его снова горит специфическим возбуждением под названием «хочу».
Вы наполняетесь удивлением и даже гневом — что же это?! Ему только что купили конструктор! Ребенок замирает, смотрит испуганно в ваши глаза и надувается, словно лягушка — все, ему стало понятно, что второй игрушки ему не видать. Обида... И, дернув малыша за руку, вы покидаете магазин, причем оба в расстроенных чувствах. Вам кажется, что он не оценил ваш подарок, ему безумно жаль, что «игрушка № 2» так и не покинула своей полки и не перекочевала в сундук, что стоит в детской для складирования аналогичных покупок.
И вот в этом вся наша жизнь! То, что мы имеем, это, конечно, очень хорошо, спасибо, мы это в чулан определим, но кое-чего у нас пока нету... И вся штуковина в том, что у нас всегда чего-то нету, потому что при всем желании всего и постоянно у нас быть просто не может. Самое интересное, что когда мы получим что-то новое, мы испытаем лишь секундный восторг и тут же спросим: «А дальше? А что еще у вас есть?» Мы живем с ощущением постоянного внутреннего недостатка.
Такое чувство, что мы постоянно занимаемся восполнением чего-то утраченного, отсутствующего. Мы словно бы заполняем сумку без дна. Есть сказки, в которых герои постоянно что-то достают из волшебного мешка, шкатулки, пещеры, а вот у нас все наоборот — мы туда все засовываем и засовывает, пихаем и пихаем, а оно проваливается, и снова — пустота. От этого недостатка мы испытываем жуткий дискомфорт, и он столь велик, а наши аппетиты столь серьезны, что и радости от наполнения мы не испытываем никакой!
Мы постоянно живем с чувством недостатка, причем это не зависит от того, сколько у нас всего есть. Много у человека ценностей и возможностей или мало, это не меняет общей картины — всегда мало, всегда недостаточно. И чем больше у нас есть, тем больше нам хочется, а для большего необходимо больше, чем у нас есть. Так что — снова по кругу и с тем же результатом: «Дайте еще, мне не хватает!»
И вот так «у берега моря» тридцать лет и три года. Помните старуху из «Сказки про золотую рыбку»? Сначала она жила в состоянии очевидного недостатка — корыто и то разбилось. Потом ей не хватило дома, потом боярского звания, потом она поняла, что боярыня — это тоже какая-то несерьезная должность, хочется быть королевной, и это дали. Но и этого оказалось мало... И ведь это сидит в каждом из нас, никто не составляет исключения, в противном случае все были бы счастливыми. Все жили бы в избытке с ощущением: «Я — полная чаша! У меня все есть! Кому, чем помочь?»
Так в чем же проблема? К счастью или к сожалению, здесь все очень просто — мы утратили, в буквальном смысле этого слова потеряли свои естественные потребности. Единственное животное, которое ест больше, чем ему нужно, — это человек. Единственное животное, которое удовлетворяет свою половую потребность чаще, чем нужно самой этой потребности, — это человек. Единственное животное, которому вечно недостает комфорта, — это человек. Единственное животное, которое живет с вечным ощущением «мало», — это человек.
Но коли так, разве можно допустить, что это те же самые потребности? Вероятно, нет. Естественные потребности человека выпали, а им на смену пришли невротические потребности, которые не знают, что такое насыщение, а потому мы постоянно голодны. Странно ли, в этом случае, тотальное отсутствие счастья в современном человеке? Думаю, что не странно.

Получите, распишитесь!

Ну как же быть? Что делать? Видимо, наш «желудок» прохудился, и, сколько бы мы в него ни отправляли разного добра, все не впрок. Впрочем, это не более чем объяснение, а реальная проблема скрыта в другом: мы не перевариваем то, что получаем, а отплевываем и ждем следующей порции. Если бы мы переваривали, усваивали то, что дает нам жизнь, то таких аппетитов у нас и близко не было. Ведь что получается? То, что у нас есть, то, чем мы, как нам кажется, обладаем, в действительности нами не используется. Мы это только захватили, урвали, но ничего толком с этим не сделали — не израсходовали, не пустили в дело, не утилизировали с пользой.
Вот мы обсуждали пример с покупкой книги — вы ее покупаете, ставите на полку и говорите: «Прочту позже», а через неделю читать ее становится уже неинтересно, через полгода — и вовсе невозможно. И она переезжает на дальнюю полку. А теперь давайте задумаемся, вам кажется, что вы заполучили эту книжку, но по факту вы ровным счетом никак не обогатились. Если бы вы ее прочли (т. е. употребили), то она стала бы вашей. А так — это посторонний, не имеющий к вам никакого отношения предмет, т. е., по сути, мусор, в данном конкретном случае — макулатура.
Причем вы потратили на нее деньги, отвели ей место в своей квартире, создали условия для накопления пыли, а потому затруднили себя дополнительной уборкой — вот все, что вы сделали. Одни убытки, и при всем при этом у вас нет этой книжки, потому что вы ее не прочли. Книжка — это содержание, а вы не заполучили этого содержания. Это очень простой и наглядный пример, но разве не то же самое с нашими человеческими отношениями? Человек умирает, и что восклицают окружающие? «Боже мой, какой человек ушел от нас! А мы-то с ним так и не поговорили по душам! А он столько еще мог рассказать и сделать!»
Да, у нас был хороший друг, собеседник, товарищ, и вот в тот момент, когда мы его потеряли, до нас вдруг доходит эта блестящая мысль — какие огромные возможности буквально вылетели в трубу! Проще говоря — бездарно нами профуканы! В нем было столько... у нас было столько... Но было ли?
Мы все думали, что не время, откладывали до лучших времен, гнались за новыми знакомствами и встречами и проводили их так же — откладывали на какой-то никому не известный «черный день». А эти отношения тем временем так и не были нами востребованы — так что, считай, их и не было вовсе. И других, тех, за которыми мы гнались, тоже нет и не было, потому что, едва получив на них право, мы мчались дальше, откладывая до следующего раза.
А пользоваться когда? Кто будет пользоваться нашими отношениями с другими людьми, которые мы затеваем в таком огромном, в таком неисчислимом количестве? И после этого мы еще удивляемся посещающему нас иногда чувству одиночества! Но как же, позвольте, без одиночества, если все наши отношения с другими людьми — только «намечены»? Их пунктиры нанесены, но сами отношения, которые предполагают настоящую близость человека человеку, так и остались в некоей потенции, вынесенной за пределы нашей жизни. Но разве эта практика ограничивается только книгами и людьми? Отнюдь, так мы поступаем абсолютно во всем и везде. Даже когда вы готовите обычную, простую, ничем не примечательную еду, вы поступаете точно таким же образом — масса вложений, нулевой выход и вперед, дальше, за новеньким. Вот вы ходите по магазинам, закупаете продукты, приходите домой, готовите, накрываете на стол — все красиво и вкусно.
Теперь вы садитесь за свою трапезу, ощущаете вкус первого кусочка, радуетесь мгновение, говорите: «Очень вкусно!», и тут же: «А что у нас по телевизору показывают?»; или, обращаясь к своему ребенку: «А ты уроки сделал?»; или, обращаясь к своему супругу: «А когда, ты говоришь, у тебя этот проект начнется?» Дальше оставшиеся два килограмма еды улетают в трубу — в прямом и в переносном смысле!
Вы могли радоваться вкусу еще и еще, но вы не сделали этого. Через полчаса вы даже не вспомните, что вы ели и какой у еды был вкус. По сути, вы потратили несколько часов своего времени, чтобы на одно мгновение ощутить вкус. Это рационально?! Почему бы тогда сразу не питаться какой-нибудь безвкусной смесью питательных веществ?
На радость было затрачено мгновение, а все остальное пошло вхолостую. Таким образом то, что, как вам кажется, вы имеете, на самом деле только числится у вас в общем списке, в номенклатуре. Но обладаете ли вы этим? Кто-то, может быть, думает, что и да, но если бы это действительно было так, если бы и в самом деле вы обладали этим, то вы бы чувствовали себя в избытке, а не в недостатке. Ни одно животное не имеет столько, сколько имеет человек — пищи, комфорта, прочих услад, но только одно животное думает, что ему «мало». Имя этому животному — человек!
У нас есть иллюзия, что мы обладаем тем, другим, третьим (впрочем, иногда мы даже и об этом забываем), но по факту — ничто из этого не является нашим. Мы не обладаем этим, потому что оно нами не прожито, не прочувствовано, не реализовано должным образом. Мы не вкусили его, не насытились этим, не испили. Мы просто взяли это нечто, порадовались своей добыче, а потом закрыли ее в герметичную коробочку и поставили внутрь себя. Там она и существует до тех пор, пока не выйдет ее срок годности. А когда выйдет, мы это выбросим... Короче говоря, очень «целесообразно» мы живем...

Берите даром, только пользуйтесь!

И вот я часто слышу возражения: «Вы что, предлагаете радоваться маленьким радостям?» Ну что я могу на это ответить? Во-первых, какая разница, чему радоваться, если цель — радоваться? Во-вторых, если мы и так имеем многое, то почему бы этому не порадоваться, даже если и кажется, что где-то есть нечто большее (что, кстати, великое заблуждение). В-третьих, в действительности наши потребности, наши естественные потребности невелики, и потому «маленькие» радости, как их некоторые почему-то называют, нам не маленькие, а как раз по размеру. И, наконец, в-четвертых, где гарантия, что мы сможем обрадоваться большому, если мы не умеем радоваться малому? Где гарантия, что это большое (при таком подходе к делу) через секунду уже не покажется нам маленьким?
Если жизнь состоит из маленьких действий, маленьких шагов, то почему мы удивляемся, что основные наши радости — это маленькие радости? Да, жизнь состоит из маленьких радостей, ну и хорошо! И что тогда вообще большая радость? Это когда ты к чему-то очень долго идешь, а получая желаемое, понимаешь, что оно было тебе не нужно? Долго и мучительно стремишься, а достигая, понимаешь, что в целом можно было и без этого обойтись, это того не стоило? Это — большая радость?
Если маленькие радости наполняют нашу жизнь, наша жизнь становится не маленькой, а радостной. И она течет в настоящем моменте, в сейчас. Вот вы сейчас сидите и читаете эту книгу, вам удобно в вашем кресле или неудобно? Вы можете сделать удобно, и это будет радость, причем настоящая, фактическая, и она может стать вашей жизнью, а может и не стать. Это вы сами для себя решаете, и я уверен, что решите правильно, если будете помнить, что в вашей жизни является самым важным. А кроме радости — другого важного нет.
Вот три важных пункта. Первый — мы живем в состоянии хронического недостатка, у нас чувство, что нам постоянно чего-то не хватает, и вот мы несчастны. Второй — то, что мы имеем, нами абсолютно не востребовано, не прожито, не использовано, мы этим не насладились. Третий — мы ищем «больших» радостей, которых на самом деле нет, а к «маленьким» радостям мы относимся обесценивающе. Мы говорим: «Ну какой в этом прок?» — потому что привыкли ценить героев и великие свершения. Но все мы «маленькие люди», и у всех «маленькая жизнь», даже если мы герои и делаем великие свершения, а потому «маленькая» радость — это как раз то, что нам нужно!
В общем, нам ничего больше не остается, как обмануть свой зарвавшийся инстинкт «голода». На самом деле, голод этот виртуальный, кажущийся, и это иллюзия, что мы находимся в состоянии недостатка, мы просто так чувствуем. Так что наша задача лишь в том, чтобы изменить это чувство, а для этого необходимо понимания слова: «Довольно!» Когда мы говорим, что нам «довольно», «достаточно», «хватит», то сразу же оказываемся в достатке. Но как только пожелаем большего, потребуем большего — все, убыток! И самое интересное, что тут же сразу, в этой точке начинается прибыль!
Жизнь постоянно нам что-нибудь да посылает — у нее хобби такое, что-то вроде фонда г-на Сороса. Но если у нас ощущение недостатка, то эти послания засчитываются нами как погашение долга и потому радуют только постольку-поскольку. С другой стороны, как только мы «списываем» этот виртуальный долг, так сразу каждая новая субсидия, выданная нам жизнью, начинает восприниматься как подарок или инвестиция,, а соответственно — с благодарностью. И с этого момента мы счастливы, и жизнь нам благоволит все больше и больше, поскольку давать за благодарность приятнее, нежели давать и слышать причитания и сетования.
Теперь каждое хорошее жизненное событие, каким бы маленьким оно ни было, будет восприниматься вами как крупное вложение и большой подарок — у вас и так все есть, а вам еще дали! Конечно, это будет казаться большим! И не нужно к этому привыкать, а вот радоваться — это пожалуйста! Вы начинаете получать сверхдоходы, не собирать недоимки, а получать прибыль. Это единственный способ жить в мире не с ощущением «голода», а с чувством «насыщенности».

Секрет искренности

Возвращаемся все к тем же примерам. У вас огромное количество вещей, о которых вы и не помните, вы узнаете о том, что они у вас были, только после того, как их у вас украдут или вы сами их потеряете. Сейчас даже и жизнь у вас не инвентаризована, и вы не видите того огромного количества возможностей, которые всегда в ней имеются. Не видите и, соответственно, не пользуетесь, и было бы странно, если бы в подобных условиях вы ощущали достаток. Если бы вы видели эти возможности, вам бы казалось даже, что они избыточны, что их даже чересчур.
Вот почему нам надо избавляться от «требований» . Вы взаимодействуете с другим человеком и предъявляете ему требование, чтобы он был каким-то, например, опрятным. Неопрятный он вас раздражает — это потому, что в вас есть требование: «Ты должен быть опрятным!» Но он неопрятный... Правда, несмотря на это, он, например, умный, надежный, добрый, честный, оригинальный, яркий, но всего этого вы не замечаете. Вы фиксируетесь на неопрятности, будете об этом постоянно думать, и все — считайте, что вы потеряли его ум, его надежность, доброту, честность, оригинальность, яркость.
Требуя от человека того, чего в нем нет, вы теряете возможность получить все, что в нем есть. А в нем, как и в каждом из нас, предостаточно достоинств. Однако они останутся вами незамеченными, ваше требование к нему дать вам то, чего в нем просто нет, обречено на провал. Вы теряете самого человека. И только когда вы повстречаете опрятного, но без всех перечисленных достоинств, вы поймете, что опрятность без всего остального вам не нужна категорически! Но именно из-за нее, точнее, из-за ее отсутствия, вы и вычеркнули того вашего знакомого из своих списков.
И это, к сожалению, всегда так. Другой опрятный, но ненадежный, третий добрый, но не оригинальный, четвертый яркий, но нечестный. Вы могли получить то, что есть у этих людей, и они были бы вам за это благодарны, поскольку они были бы востребованы. Но вы не делаете этого, потому что всем всегда чего-то недостает, и у нас у всех есть недостатки. И что теперь, жить в одиночестве? Предъявлять претензии, видеть изъяны и игнорировать то, что в наших окружающих есть хорошего?
Почему нам не приходит в голову брать то, что есть, и не искать того, чего нет? Это же, по меньшей мере, убыточное занятие! Кажется, что мы словно бы специально выискиваем в других людях недостатки. И наши отношения с ними не складываются, они на нас обижаются, а мы пеняем им, мол, они могли бы быть и получше. Воистину лучшее — враг хорошего! И брать надо то, что есть, и все вам за это будут благодарны. Если же вы попытаетесь взять у других людей то, чего в них нет, то можете рассчитывать только на «марфушкины дивиденды» конфликты, ссоры, непонимание и одиночество.
В других людях всегда есть то, за что их можно ценить, и то, что можно у них брать, причем без ограничений. А ведь это так важно и тому, кто берет, и тому, кто дает. Ведь делиться своим умом, своей доброжелательностью, знанием, опытом — хочется! А чтобы еще и ко двору пришлось, а если еще и радовать будет — и вовсе счастье! Так что этот эгоистический, на первый взгляд, обмен на самом деле взаимовыгоден.
Меня часто спрашивают: «Что такое искреннее отношение?» Искреннее отношение не в том, что мы говорим человеку о его недостатках. Иногда, возможно, это и имеет смысл сделать, но только если вы приурочиваете свое сообщение к какой-то важной для этого человека цели. Например, незачем говорить человеку о его неопрятности просто так, но подсказать ему, как лучше одеться на свидание, было бы очень неплохим вложением. Вы проявляете таким образом заботу, что и вам приятно, и человек примет с благодарностью.
Искренность — это умение радоваться достоинствам человека. Радость — это единственное искреннее чувство, все прочие — наносные. И даже праведный гнев — это только игра. Конечная цель гнева — это смертоубийство, а мы, к счастью, не из тех животных, где убийство сородича естественно. Неслучайно драки среди человекообразных обезьян носят лишь ритуальный характер. Так что кроме радости — нет искренности, а радоваться можно только тому, что радует. А радует то, что нам нравится в человеке, поэтому если хотите быть искренними — ищите в человеке то, что вам в нем радостно. В противном случае о взаимности нечего и думать.
Берите то, что можете взять, и не ищите того, чего нет. Помните, что когда вы берете, вы даете — вы востребуете, а потому человек чувствует себя нужным, членом «своры». Наша радость — это настоящая ценность, которой не грех расплачиваться. И не забывайте о том, сколь многое скрыто в вашей жизни, не спешите получить большее, но умейте использовать в полной мере то, что есть. И знайте, что в слове «довольно» заключен секрет нашего достатка и способ быть в прибыли. Переживайте жизнь и не бойтесь делать ее для себя выгодной. Право, это куда лучше, чем воображать ее в роли «несправедливой мучительницы».

 

<<<< содержание >>>>

 

 



главная | карта сайта | контакты | © 2007-2015 psychologi.net.ru