Psychologi.net.ru

 


Будь в курсе!

загрузка...

 

Топ 10 самых популярных книг

Владимир Леви "Искусство быть собой "

Владимир Леви "Травматология любви"

Андрей Курпатов, Татьяна Девятова "Мифы большого города с доктором Курпатовым"

Курпатов А. "С неврозом по жизни."

Андрей Курпатов "Семейное счастье"

Андрей Ильичев "Главный рецепт женской неотразимости"

Гущина "Мужчина и методы его дрессировки"

Эрик Берн "Введение в психиатрию и психоанализ для непосвященных"

Игорь Вагин, Антонина Глущай "Основной инстинкт: психология интимных отношений"


 

Глава четвертая
ИДЕАЛЬНАЯ СТРАХОВКА
(или «рыночная экономика» в психологии)

 

Теперь мы, кажется, знаем уже все о себе, о своей личности, о тех ошибках, которые совершаем, и о том, как важно своевременно замечать их и оплачивать. Кроме того, мы убедились в том, что вопрос личной ответственности за собственную жизнь — это вопрос первостепенной важности. Все, что мы делаем, мы делаем для себя, и хорошо, если мы делаем себе хорошо, а делать себе плохо — это и глупо, и странно, и ничем не оправдано. И нам осталось в этой части книги решить для себя одну-единственную задачку — задачку «нравственного закона».

Естественность против противоестественности

На вопрос, в чем особенность моей психотерапии, у меня есть два ответа для разных случаев. Если этот вопрос задает человек, сведущий в психотерапии, я говорю, что психотерапия, которой занимаюсь я и мои коллеги, не стоит ни на какой абстрактной психологической теории, а основывается на научных данных о работе мозга, о социальном поведении людей и медицине. Психотерапевты разных школ и направлений — психоанализа, гештальт-терапии, психосинтеза, нейролин-гвистического программирования и многих других (всего их — сотни) — основываются на теориях, которые придуманы их отцами-основателями. Но психоанализ, например, говорит о вещах, которые вообще нельзя никак проверить (в них можно только верить или не верить), а нейролингвистическое программирование (НЛП) использует техники, чей эффект не поддается замеру. Не хочу обвинять своих коллег в шарлатанстве — боже упаси! И проводимая ими работа может быть очень полезной для человека , но факт остается фактом — есть наука, а есть наукообразие — и это не одно и тоже.
Второй вариант ответа на указанный вопрос предназначен для людей, которых, что называется, бог миловал, и потому из всех данных о психотерапии они знают только это одно название — «психотерапия». В этом случае я говорю, что психотерапия, которой мы занимаемся, ставит перед собой очень простую задачу: вернуть человеку то, что было у него отнято. Природа потрудилась над нами на славу, она оснастила нас множеством самых разных возможностей, сложной системой психической организации с удивительными психическими механизмами и ресурсами. Но, к сожалению, наша культура пошла не рука об руку с нашей психологией, а против нее, и поэтому, как я уже говорил в книге «С неврозом по жизни», все мы стали невротиками. Мы потеряли свою естественность, потеряли самих себя, и именно в этом теперь наша цель — найти самих себя и найти мир с самими собой, используя те возможности, которые предусмотрела для нас природа. Ничего искусственного, все натуральное!
Впрочем, одних психотерапевтических техник, как вы, наверное, догадываетесь, здесь недостаточно, ведь мы вступили в наш бой, «священный и правый», ни с чем-нибудь, ни с каким-то там неврозом, а с самой культурой. Не в том смысле, конечно, что культура наша плоха, а мы стремимся к бескультурности, ни в коем разе! А в том смысле, что культура навязывает нам свои принципы, а навязывать их нам не надо, они и так в нас есть, просто нужно разбудить их, вывести наружу, дать им возможность проявить себя. Иными словами, мы можем быть культурными людьми (в смысле культуры человеческих отношений) не по принуждению, а по доброй воле, и это, мне кажется, очень существенное отличие. Нам так будет и легче, и лучше.
В общем, мне бы хотелось перевести разговор о нашей жизни из категорий «надо» и «должен» в категории «выгодно» и «полезно». Если в результате этой реформы внешне ничего не изменится, то, по крайней мере, чувствовать себя мы будем несоизмеримо лучше. Хотя, я думаю, прогресс и в общем смысле будет налицо. Действительно, зачем нас делать хорошими, разве мы сами по себе плохие? Зачем нам прививать любовь к близким, если она содержится в нас биологически? Какой смысл убеждать нас в том, что поступать правильно нужно, если это, при нормальном подходе делу, само по себе выгодно и приятно? Наконец, почему мы должны придумывать какую-то искусственную идеологию счастья, если сама жизнь лежит совершенно в иной плоскости? Она естественна, и мы должны быть естественными, если мы хотим найти с ней общий язык. А мы хотим, нам без нее плохо.
Вот, собственно, и вся хитрость — «будьте как дети» и «вначале было Слово». То есть для достижения естественности необходимо лишь понять все как есть и дальше вернуться к самим себе.

Залог успеха

Мы уже говорили об этом — человек нуждается в чувстве радости. Если ему радостно — это замечательно, если ему радуются — тоже хорошо, а если он радуется радости другого — это и вовсе превосходно. Поскольку в этом случае, во-первых, радуются оба, а во-вторых, рождается взаимность, которую все мы, как известно, ищем и ради которой готовы идти на любые жертвы. Мы уже с вами обсуждали критерии ошибки, но мне кажется, что найти один-единственный критерий счастливой жизни — это куда важнее. В связи со своей профессиональной деятельностью мне приходилось общаться с самыми разными людьми, в том числе и с очень богатыми, с теми, кто наделен государственной властью, со знаменитостями, «властителями дум», т. е. с представителями всех тех «групп населения», которые остальными почитаются как «счастливчики». Не скрою, что поначалу я испытывал некоторое смущение, ведь быть психотерапевтом у «счастливчиков» — это, по крайней мере, как-то странно. Но все мы люди и у всех возникают психологические проблемы — ни деньги, ни власть, ни слава не являются индульгенцией от душевной боли.
Однако после более тесного знакомства с представителями самых разных элит я пришел к выводу, который показался мне куда более важным, нежели приведенная выше банальность. Единственным критерием жизненной состоятельности, удалась твоя жизнь или нет, является чувство радости. Да, да! Примитивное чувство радости, как у обычной собаки; и оказывается, что природа не придумала для нас в этом смысле ничего специфического. Ты или радуешься — или нет.
Когда у меня была собака, я совершенно точно знал, когда, в какие моменты своей жизни она счастлива — это случалось тогда, когда ее потребности были удовлетворены. И ее радость всегда была неподдельной, искренней и всемерной. А видеть эту радость было большим для меня счастьем, сразу хотелось что-нибудь для нее сделать, вступить с ней в отношения. Но вот между человеками этой простой формулы отношений, как это ни странно, не прослеживается. Вопрос — радуется человек тебе или нет, рад он тебя видеть или нет? — это вопрос вопросов.
Вместе с тем мы с вами, будучи всего нескольких недель от роду, уже улыбались знакомым лицам и, как вы понимаете, без всякой задней мысли! А каждый из нас и сейчас, во взрослом состоянии, по заверениям ученых, рефлекторно улыбается, случайно повстречав человека, которого он давно не видел, с которым хорошо знаком и который оставил о себе приятные воспоминания. Но мы подавляем в себе эту улыбку, и немногие наши домочадцы искренне радуются нашему появлению на пороге собственной квартиры. Домашние питомцы, как правило, встречают нас с куда более живой и неподдельной радостью. А ведь с этого начинается наше с ними общение, и получается, что мы его даже начать не можем как следует, что уж говорить о продолжении. Ну и что получается — мы глупее животных?
Итак, радость — это тот связующий раствор, который объединяет нас с другими людьми. Она приятна и тому, кто радуется, и тому, кто видит эту радость (если, конечно, он хорошо к нам относится — а это дело наживное, или же об этом человеке и вовсе лучше позабыть). И таков главный и единственный критерий счастья, о котором все мы почему-то забыли. Мы стремимся к достижениям, к неким высотам, хотя в действительности наши потребности очень и очень ограничены: мы нуждаемся в воздухе, месте, тепле, питье и еде, а также, что самое главное, — в доброжелательном к себе отношении.
Правда, многие из нас готовы положить свою жизнь на то, чтобы сделать место своего пребывания особенным, еду — экстравагантной, питье — эксклюзивным. Но, в сущности, все это абсолютно бессмысленно, поскольку наша потребность не может быть удовлетворена в большем объеме, чем она может быть удовлетворена. Мы не можем нуждаться в большем месте, чем занимает наше тело, мы не в состоянии выдышать больше воздуха, чем нам нужно, тепло не в силах быть теплее, а выпить море, как мы знаем еще со времен Эзопа, невозможно.
Таким образом, все возможности по «апгрейду» (усилению, модернизации, наращиванию) нашего счастья лежат в плоскости социальных отношений, т. е. отношений с другими людьми, а иные наши потребности никак нельзя «разогнать», у них есть ограничения. Отношения с другими людьми — то единственное, что дает нам возможность увеличивать объемы, количество своей радости. Но самое парадоксальное заключается в том, что как раз на эту часть своей жизни мы обращаем минимум внимания!
Все вы знаете людей, которые тратят уйму сил на увеличение своего финансового благосостояния, но многих ли вы видели «сумасшедших», которые бы потратили сопоставимые с этим усилия на радость других, чтобы радоваться их радости? Я думаю, что нет, такие личности — вещь уникальная, редкая, а то и вовсе казуистическая. И знаете почему? Потому что у всех у нас плохо с эгоизмом.
Да, все мы эгоисты, эгоисты от природы, но мы не научились этим своим эгоизмом пользоваться. Поскольку если бы мы пустили его в дело, то нам очень скоро стало бы понятно, что комфорт, деликатесы и прочая праздность — вещь, дающая очень ограниченные количества радости, а вот неисчерпаемый источник радости находится у нас под носом, и это — наши отношения с другими людьми. Игнорировать эту часть своей жизни, не осуществлять в нее инвестиций, не пестовать ее и не заботится о ней — это чистой воды безумие!
И ведь мы совершенно не умеем черпать радость, лежащую здесь, в этой плоскости, в плоскости социальных отношений. Здесь мы играем роли, просматриваем чужие спектакли, участвуем в маскарадных шествиях и шумных баталиях, а вот навыка испытывать радость, побуждать и находить ее в других и с помощью других — не умеем. Жаль, ужасно жаль! Правду говорят, когда утверждают, что мы не видим того золота, что лежит у нас под ногами. А с нашим счастьем дело обстоит именно таким образом.
Обернитесь, и рядом с вами обязательно обнаружится человек. Он — это кладовая вашего счастья. Если он будет вам радоваться, вам будет это приятно, и приятно несказанно, потому что это лежит в основе нашей психологии, это запрограммировано в нашей биологии, это естественно. Но что сегодня вы сделали для того, чтобы натренировать в нем эту привычку — радоваться вам?
Скажу проще: что сегодня вы сделали для себя? Многое, т. е. все — все, что вы делали, вы делали для себя. А что вам из всего этого, что вы для себя сегодня сделали, нужно? Боюсь, что почти ничего.

Альтернатива морали

И вот теперь я задаюсь вопросом: зачем нам, собственно говоря, мораль? Какой в ней прок? Она требует от нас быть «хорошими», и мы стараемся быть «хорошими», но это значит, что мы еще не являемся «хорошими». Иными словами, все это очень напоминает бег по кругу за собственным хвостом. Но бог мой, он уже пойман! Вместо того чтобы стараться стать хорошими, нам просто надо быть хорошими. И это вовсе не так сложно, как может показаться, ведь это в нас, все это в нас уже есть, осталось только поверить себе и поверить в себя.
Но если вы все еще не доверяете себе, вспомните хотя бы об универсальном биологическом принципе: мы стараемся делать то, что нам приятно. А что хорошему человеку может быть неприятно? Что станет его раздражать, если он все понимает и принимает? Что может его пугать, если он открыт и ничего не скрывает? Зачем, наконец, ему играть роли и изображать из себя кого-то, кем он на самом деле не является? Нет, положительно, нам нет никакой нужды сомневаться в своих способностях быть хорошими! Это просто не может у нас не получиться: стоит только начать, и жизнь заставит.
Как может мораль сделать меня порядочным? Если что-то заставляет меня быть порядочным, то сама моя порядочность уже имеет подмоченную репутацию. Если я прикладываю усилие к тому, чтобы быть благородным, я уже не благороден. Если я пытаюсь радоваться, не испытывая радости, — это преступление. Но все это вовсе не значит, что я не могу радоваться по-настоящему, поступать порядочно и благородно. Все это есть в каждом человеке, единственная проблема в том, что эти естественные чувства — радость, порядочность и благородство — в нас никто не подкрепил. А вот лицемерие, к сожалению, подкреплялось в нас постоянно.
Вместо того чтобы стараться быть хорошими, будьте хорошими. Вместо того чтобы наигрывать порядочность и благородство, приглядитесь к себе — вам приятно и хочется быть такими. Иными словами, научитесь испытывать удовольствие от своего «правильного» поведения. Не стыдитесь понимать, что оно приносит вам пользу, потому что открывает вам других людей и делает их доброжелательными по отношению к вам. Не старайтесь плыть против течения, ваша река течет в нужном направлении. Природа не ошибается, в ней все предусмотрено.
Вспомните, как в детстве от нас требовали, чтобы мы извинялись и просили прощения «правильным» голосом (когда мы, провинившись, говорили: «Простите, я больше не буду»). Нас начинали «экзаменовать»: «Непохоже на правду! А ну, скажи еще раз: ты понял, что это нехорошо?!» Мы напрягались и, используя весь свой игровой талант, говорили «нужным» голосом: «Понял». «Ну ладно, — отвечали нам наши воспитатели. — Теперь иди, играй, только больше так не делай». Иными словами, нас отпускали на волю, точнее, мы получали возможность улизнуть, а это и было тем положительным подкреплением, которое воспитывало и тренировало в нас наше будущее лицемерие.
Однако я повторяю — все это чистой воды профанация! Мораль, требующая от меня «вести себя правильно», осуществляет надо мной насилие, а это уже аморально! Вот почему она отбивает у меня всякое желание быть естественным — я ей из-за этого просто не верю! Вместо того чтобы пробуждать во мне зачатки естественной нравственности, естественной заботы о другом, естественной радости другому, она требует, чтобы я был таким, каким «надо». Воспитатели пытаются идти простым путем, а получается, что этот — простой путь — настолько длинен, что еще никто и никогда не добирался таким образом до конечной цели.
Лучше я поясню эту мысль на собаке. Как поступает талантливый дрессировщик? Вы думаете, он изобретает какой-то номер, потом берет первую попавшуюся собаку и начинает ее учить? Нет, дело здесь обстоит прямо противоположным образом! Сначала дрессировщик подглядывает за животным, за его повадками (например, специфическим образом поднимать лапу) и возможностями (например, прыгучесть животного), потом он фантазирует, как их — эти повадки и возможности — можно обыграть в том или ином цирковом номере. И дальше придумывает забавные художественные обстоятельства, подходящие для этой повадки животного, и усиливает ее. Все получается совершенно естественно, быстро и легко!
Но кто бы за нами так подсмотрел, когда мы были маленькими! Кто бы заметил, как мы делаем какое-то хорошее дело, и поддержал нас именно в тот самый момент — просто одобрил, погладил по голове, дал бы нам понять, какие мы молодцы! Нет, таких воспитателей считанные единицы, а потому мы не выученные, мы все переученные, как переученные в правшей левши. Но что плохого в том, чтобы писать и есть левой рукой? Ничего — те же буквы, та же пища. Ничего не меняется. Однако обществом требуется для этих целей правая рука, и, соответственно, все левши переучиваются.
Так же и с моралью — наша естественная мораль никого из воспитателей не устраивает, они пугаются нашей оригинальности в проявлении чувств, а потому учат, как их «правильно» проявлять. Они не доверяют нашей естественной заинтересованности в том, чтобы всем вокруг нас было комфортно, и вместо того, чтобы помогать этому нашему желанию, нас натаскивают. Все это, конечно, идет вразрез с природой ребенка, но зато, при изрядном старании учителей, от него можно добиться некоторого единообразия с прочими выпускниками педагогического инкубатора, т. е. заставить его вести себя так, «как принято».
Воспитание, по сути, подорвало нашу веру в себя. Вместо того чтобы развивать наши задатки, наши естественные склонности к «доброкачественному социальному поведению», воспитание навязывало нам стереотипы и стандарты. В результате наша личность — это колосс на глиняных ногах. Мы опираемся не на самих себя, а на усвоенные нами принципы. Но что в них, если нас самих нет? Ничего. И у нас нет другого пути, кроме как возвращать к самим себе доверие, учиться доверять себе и развивать в себе те задатки, которые спрятались за искусственным «так принято».

Выгодная забота

Мы уже говорили о докторе Зигмунде Фрейде. В числе его концепций есть и такая: природа заперла человека между двумя инстинктами — сексуальным и агрессивным. Борьба этих инстинктов — и есть человеческое существование. Так сказал Фрейд, и скандал из этого пассажа, надо вам сказать, вышел огромный! Последние ученики доктора разбежались, а сам он заработал себе славу великого метафизика и столь же великого пессимиста.
Фрейд утверждал, что все поведение человека является результатом напряжения между желанием любить и желанием убивать. Последнее может быть направлено вовне, и мы получим то, что обычно называется агрессией. Но оно может и застрять, обернуться внутрь самого человека, и тогда мы займемся саморазрушением. Первое — отвратительно, второе — ужасно. Как быть?..
Доктор Конрад Лоренц (знаменитый Нобелевский лауреат), изучая поведение людей и животных с точки зрения эволюционной теории, столкнулся со следующим фактом: агрессия, направленная на себе подобных, необходима. Зачем? Очень просто. Если бы представители одного вида жили бы в мире, то в этом случае им бы не пришлось ссориться и искать новые места обитания. Поскольку же внутривидовая агрессия существует, возникают конфликты, которые и заставляют нас, как, впрочем, и любых других животных, расселяться по земле-матушке. Последнее увеличивает шансы вида сохраниться в непростых, прямо скажем, жизненных обстоятельствах.
Что ж, агрессия, направленная на близких, с точки зрения эволюции, явление положительное. Но что в ней хорошего в рамках отдельно взятой квартиры, служебного кабинета и школьной парты? Ровным счетом ничего! С самого раннего детства нас учат подавлять свои агрессивные импульсы, справляться с раздражением и обидчивостью. Цели воспитателей понятны, но с агрессивным инстинктом ничего не поделаешь, он есть. Если не дать ему выйти наружу, он пойдет внутрь, а тут и
невроз не за горами, и самое время направиться к психотерапевту.
Впрочем, Лоренц, в отличие от Фрейда, был признан перворазрядным оптимистом! Что удалось установить исследователю? Он наблюдал за поведением рыб и пернатых, крыс и волков, овец и мартышек и всюду находил один и тот же механизм «разрядки» внутривидовой агрессии. Всякий раз, когда в супружеской паре животных зарождается агрессия, происходит загадочное явление: супруги не понарошку «наезжают» друг на друга, но в самый ответственный, кульминационный момент один из них вдруг «сливает» всю свою агрессию на «третье лицо», на кого-нибудь постороннего.
Этот феномен получил в науке название «переориентация агрессии». Однако его можно использовать как во зло, так и во благо. Все вы хорошо знаете, что можно разозлиться на супруга, а потом отвесить подзатыльник ребенку — это «переориентация агрессии». Там зарядились, тут выстрелили. Не самый удачный вариант... Не больше перспектив и у стратегии переориентации агрессии на самих себя (этот феномен назвали «аутоагрессией»); в этом случае человек сначала себя ' ненавидит, потом подсознательно подвергает себя риску, а затем и вовсе теряет желание жить .
Но в природе все имеет свой смысл. Когда животное «перекидывает» свою агрессию на «третье лицо», этим оно защищает «лицо первое».
Нужно ли защищать супруга от действий отпрыска (если, конечно, сыночек не стал еще преступником-рецидивистом)? Вряд ли. Нужно ли защищать его от себя, от собственной персоны, путем устранения последней, например, с помощью добровольного ухода из жизни? Не думаю, что это хорошая идея. Но разве его не от чего защищать? От бедности и болезней, от хандры и усталости, от страхов и скуки, собственных наших недостатков, в конце концов! Вот они — «третьи лица», на которых мы можем «сливать» что угодно, как угодно и в каких угодно количествах!
Мы недаром столько времени потратили на обсуждение вопроса о том, кто такие мы, а кто такие наши страхи, привычки, комплексы, роли и установки. Если у нас появляется агрессия, а это будет происходить, ведь законов природы никто не отменял (и внутривидовую агрессию с механизмом ее переориентации — тоже), нам надо найти для нее достойного адресата. И лучше этих наших «составляющих» на роль жертвы не найти. Мы должны беречь себя, но нам нет нужды беречь наши страхи, комплексы, роли, привычки. Их вполне можно «подставить». И поверьте, этот поступок будет по-настоящему благородным!
Заботиться о другом человеке — это не обязанность и не наказание, как мы обычно думаем, а большая удача, это способ спасти самих себя от разрушительной силы нашей собственной агрессивности!
Приоритет — это главное!
Что ж, нам остается определиться с главным приоритетом. Понять, что для нас важно. Сейчас, может быть, я буду говорить совершенно очевидные истины, но ценность их такова, что повторять их можно бесконечно. Итак, у нас с вами одна жизнь. И мы должны решить, как мы собираемся ее прожить, точнее — прожить или проиграть? Если жить нам интереснее, чем играть, то дальше нужно запомнить главное — у нас есть радость (и это настоящий ориентир), у нас есть потребность в других людях (и это непреложная истина), у нас, наконец, есть наши поступки, т. е. то, что мы делаем. Теперь необходимо все это собрать воедино.
Каждый день, каждый наш поступок — это еще один новый кирпичик в здании жизни. Зачем мы строим это здание? Чтобы радоваться и чтобы те, кто нам дорог, радовались. Поэтому допускать ошибки, а особенно — повторять ошибки и проявлять настойчивость в ошибках — это не дело. Мы обрекаем себя на бесконечную перестройку и вместо того чтобы двигаться вперед, к заветной цели, постоянно возвращаемся к фундаменту — оплачиваем ошибки и рассчитываемся по долгам, а также накопившимся процентам.
Вместе с тем у нас есть все, что нужно для счастья — у нас есть наше существо, наше желание радоваться, другие люди, наши поступки и ощущение личной ответственности за собственную жизнь. Всего этого более чем достаточно, чтобы добиться успеха в жизни (под успехом я понимаю чувство удовлетворенности тем, как мы живем, т. е. ту же самую радость). «Надо» и «должен» — слова, о которых вполне можно забыть, в них искусственность, которая нам не нужна. «Полезно» и «выгодно» — слова куда более подходящие, хотя, возможно, нам они и кажутся стыдными. Но это иллюзия. В естественном эгоизме, о котором мы говорили еще в первой части книги, нет ничего зазорного и неправильного.
Эгоист — это человек, который понимает, что все, что он делает, он делает для себя, и не хочет делать себе плохо. Поэтому он не конфликтует с другими людьми, а пытается понять их обстоятельства, он радуется возможности искреннего общения, наслаждается им и тем доставляет несказанную радость окружающим. Он не будет лгать, если есть возможность быть честным, не будет притворяться, если есть возможность не притворяться. Но такие возможности он должен создавать сам, не боясь, что от него отвернутся или не захотят пойти навстречу. Такой страх только путает карты — ничего больше.
Если я понимаю, что несу полную ответственность за свою жизнь, что от моих действий зависит мое будущее, если, наконец, мне понятно, что является моим главным приоритетом (а это — радость), то бояться мне действительно нечего. И если я избавляюсь от этого своего «греха», если я сброшу тень недоверия с самого себя, та мне не придется играть, а это освободит меня для жизни. А жизнь — это радость, потому что в ней все просто, в ней нет ничего лишнего, ничего избыточного, всему установлена мера, и эта мера всегда достаточна.
Итак, мне остается научить себя быть довольным тем, что у меня есть, и тогда жизнь будет благоволить к моей скромной персоне. Мне остается понять, что все и сразу — это утопия, а потому я не мучаюсь тем, чего у меня нет, но в полной мере наслаждаюсь тем, что у меня есть. И тогда мне дается еще, потому что таков закон жизни — он дает тому, кто просто делает свое дело, радуется другим, верит в себя и получает от всего этого удовольствие .
Вот, собственно, и весь фокус... И теперь у нас еще одна часть — чисто практическая: «Золотые правила».

 

<<<< содержание >>>>

 

 



главная | карта сайта | контакты | © 2007-2015 psychologi.net.ru